На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

684 подписчика

Свежие комментарии

  • ОЛЕГ ОЛЕГ
    Очень интересно. Русским морякам слава !Безумная одиссея ...
  • Валерий Ребров
    Опять историю переписываютКак сложилась суд...
  • ММ
    Одомашнили собак и кошек, а потом стало нечего делать- Интернета то нету! Ну и ломанулись строить пирамиды по всему з...Экспедиция к пред...

От подпоручика до маршала: военная карьера «герцога Победы» Армандо Диаса

От подпоручика до маршала: военная карьера «герцога Победы» Армандо Диаса

23 мая 1915 года Италия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты, объявив войну Австро-Венгрии. Нельзя сказать, что это решение далось стране легко – политическое руководство долго колебалось, поскольку в стране имелись три влиятельные группировки: «германофилы», «интервентисты» и «нейтралисты». Например, министр иностранных дел Сан Джулиано, учитывая все негативные последствия войны, склонялся к точке зрения «нейтралистов» [4]. Кроме того, возможность войны с Германией пугала многих генералов.

Для опасений были причины, поскольку состояние итальянской армии оставляло желать лучшего – исследователи отмечают, что австрийские вооруженные силы превосходили итальянцев в вооружении и боевой подготовке личного состава, особенно плохо в итальянской армии дело обстояло с подготовкой офицеров среднего и высшего командного звена. Кроме того, армия была сильно ослаблена войной с Турцией (1911-1912 гг.).

Тема участия Италии в Первой мировой войне достаточно слабо освещена в отечественной историографии – если о битве при Капоретто и битве при Витторио-Венето ещё можно найти какую-то информацию, то сведений об итальянском генералитете и военном планировании крайне мало. Обошли стороной историки и генерала, получившего после окончания Первой мировой войны титул герцога Победы, а позже звание маршала Италии, Армандо Диаса. В Италии Диас считается главным героем Первой мировой войны. В целом итальянская историография высоко оценивает его вклад в Верховное главнокомандование.

Работ, в которых была бы подробно рассмотрена военная карьера Армандо Диаса, освящён его вклад в победу при Витторио-Венето и реформирование итальянской армии в 1920-е годы, на русском языке нет. Кроме краткой биографической справки историка Константина Залесского, в книге «Кто был кто в Первой мировой войне» о Диасе нет более никаких исторических работ.

По этой причине при написании данного материала автор в основном использовал итальяноязычные источники – в первую очередь статью военного историка Джорджо Роша, посвящённую А. Диасу в 39 томе «Биографического словаря итальянцев» (Dizionario Biografico degli Italiani), и книгу данного историка L'esercito italiano da Vittorio Veneto a Mussolini, 1919-1925 (Итальянская армия от Витторио Венето до Муссолини, 1919-1925 гг.).

Военная карьера Армандо Диаса до Первой мировой войны


Армандо Витторио Диас родился в Неаполе 5 декабря 1861 года в семье испанского происхождения. Дедушка Армандо был военным офицером во время правления Фердинанда II, а его отец был офицером корпуса морской инженерии итальянского флота; мать будущего маршала происходила из семьи магистратов. Отец Диаса, работавший в арсеналах Генуи и Венеции, умер в 1871 году, после чего вдова с четырьмя детьми вернулась в Неаполь, поддерживаемая опекой своего брата Луиджи [1].

Диас рано начал военную карьеру – сдав вступительные экзамены в военную академию Турина, он поступил туда на службу и уже в 1879 году получил звание подпоручика артиллерии. В 1884 году он получил звание лейтенанта и был переведён в 10-й полк полевой артиллерии, дислоцированный в Казерте. Он оставался там до марта 1890 года, пока не был произведён в капитаны и переведён в 1-й полк полевой артиллерии, дислоцированный в Фолиньо.

Позднее Армандо Диас сдал вступительные экзамены в Военное училище, которое посещал в 1893-1895 годах, продемонстрировав прекрасные результаты и заняв первое место в итоговом рейтинге своего курса. Военная карьера не стала препятствием для налаживания личной жизни – в этот же период, в 1895 году он женился на девушке из неаполитанской семьи юристов, Саре де Роза. Этот брак оказался прочным и счастливым, доказательством чему являются трое детей, которые появились в семье в течение нескольких лет [1].

С 1895 по 1916 г. карьера Диаса проходила преимущественно в кабинетах командования штабного корпуса, где он проработал в общей сложности около шестнадцати лет, покинув Рим лишь на восемнадцать месяцев, чтобы командовать батальоном 26-го пехотного полка, после повышения до майора в сентябре 1899 г. и чуть более чем на три года в 1909-1912 годах.

В Риме он служил в основном в секретариате начальника штаба армии Т. Салетты, а затем А. Поллио: должность, которая предполагала ежедневное столкновение с реальностью армии (штат, бюджеты, вооружение) и римского политического мира. Он проявил себя как неутомимый работник, способный заставить работать в полную силу зависимые службы, но в то же время приветливый и дипломатичный. А. Диас не афишировал свои политические интересы, но был хорошо информирован о происходящем в парламенте и в стране и умел жонглировать политиками и иностранными военными атташе [1].

Историк Джорджо Роша так описывает Диаса: среднего роста, коренастый, но не грузный, с короткой стрижкой и большими усами, элегантный, но в то же время не стремящийся к щегольству, немногословный и отточенный, хорошо знавший французский язык, властный, но не авторитарный, требовательный, но понимающий. Армандо Диас был офицером, который много и хорошо работал и обладал внутренней силой [1].

В чине подполковника он в октябре 1909 года покинул Рим в связи с назначением на должность начальника штаба Флорентийской дивизии. 1 июля 1910 года ему было присвоено звание полковника, и он принял командование 21-м пехотным полком, дислоцированным в Специи, где ему удалось завоевать расположение солдат, соблюдая строгий дисциплинарный режим и проявляя активный интерес к условиям их жизни [1].

В мае 1912 года он был командирован в Ливию на смену заболевшему командиру 93-го пехотного полка. Там он, как отмечают исследователи, проявил к своим новым солдатам редкие для армии того времени чувства привязанности и доверия.

Диас уделял много внимания солдатам, лично следил за соблюдением смен между окопами и отдыхом, за предоставлением отпусков, за тем, чтобы было сделано всё возможное для обеспечения полноценного и регулярного питания, чтобы в тылу войска имели определённый комфорт. Он никогда не упускал случая поговорить с солдатами во время своих частых осмотров окопов и ободрить их несколькими тёплыми словами. Из Ливии он писал, что «весь секрет в человеческом факторе», и говорил:

«Командуйте так, как велит вам сердце, убеждайте, показывайте пример [1].»


20 сентября 1912 года в битве при Сиди-Билале под Занзуром, ведя войска в атаку, он был ранен винтовочным выстрелом в левое плечо. Перед уходом с поля боя он пожелал успеха своему полку и поцеловал знамя. За участие в военной кампании в Ливии он получил офицерский крест Военного ордена Савойи [1].

В октябре 1914 года Диас был произведён в генерал-майоры и назначен командовать Сиенской бригадой, однако был сразу же отозван в распоряжение штаба армии в качестве генерального атташе. В момент, когда Италия вступила в Первую мировую войну и было создано Верховное командование мобилизованной армии, в котором он был высшим офицером после Кадорны и его заместителя К. Поллио, Диас был назначен ответственным за оперативное управление, однако несмотря на название, он не занимался планированием операций (управление войсками было централизовано в руках Кадорны и его небольшого секретариата). Тем не менее он руководил всеми управлениями и службами Верховного командования и, следовательно, имел общие представления о положении армии [1].

Итальянская армия в Первой мировой войне до поражения при Капоретто



Италия вступила в Великую войну в первую очередь благодаря активным шагам, предпринятым главой кабинета министров Антонио Саландрой и главой итальянского МИД Сиднеем Соннино. Сначала Саландра заявил о нейтралитете, отказавшись от вступления в войну на стороне Центральных держав (за что изначально выступал Соннино), а затем начал вести тайные переговоры с Лондоном о возможном вступлении в войну на стороне Антанты.

Возглавлявший лагерь «нейтралистов» Джованни Джолитти, имея серьёзное влияние в парламенте, активно способствовал тому, что большинство парламента выступило против объявления войны. Он полагал, что Италия не была готова в военном отношении и предпринял шаги для того, чтобы свергнуть кабинет Саландры. Общественные настроения тем временем больше склонялись к участию Италии в войне, о чём говорят массовые майские демонстрации, известные как Radiosomaggismo.

Последнее слово в данном конфликте осталось за королём Виктором Эммануилом III, который отклонил отставку Саландры, и 23 мая Италия вступила в войну. Первые трудности стали проявляться через несколько месяцев после вступления страны в войну. В частности, как отмечают историки, в ведении войны проявились как несоответствие между политическим замыслом и военным руководством (начальник Генштаба переписывается с правительством через военного министра, которого, однако, не информирует о своих шагах премьер-министр Саландра; план операций сообщается Кадорной королю, но не правительству), так и трения между правительством и Верховным командованием [3].

Луиджи Кадорна, возглавлявший Генеральный штаб и фактически командующий армией с июля 1914 года, требовал немедленной всеобщей мобилизации сразу после объявления Италией нейтралитета. Программа Кадорна-Цупелли, реализованная с октября 1914 г. по май 1915 г., предусматривала создание новых дивизий в Ливии и Албании, доработку техники и вооружения, расширение осадного флота, назначение новых офицеров с ускоренными курсами [5].


Историки Ирэне Гуэррини и Марко Плувиано отмечают, что как военачальник Кадорна полагал, что итальянцы патологически недисциплинированны как общество, в течение длительного времени разъедаемое подрывной антимилитаристской пропагандой, в то время как для него дисциплина в армии представлялась более важным условием для победы, чем необходимое военное оснащение [6].

Историк Джорджо Роша, в свою очередь, невысоко оценивает полководческие качества Кадорны – пожилой генерал не понимал новых методов ведения войны, его войска были обучены только фронтальной атаке компактными массами, не умея обходить противника с флангов. Старшие офицеры получали повышение в основном за то, насколько энергично они умели бросать измотанные войска в лобовые штурмы [5].

У Кадорны были слишком жёсткие представления о бойце и его дисциплине, вследствие чего он не уделял должного внимания материальному и моральному благополучию войск – отдыху, обеспечению нормального питания, пропаганде целей войны, помощи семьям и т. д. В то же время в каждом признаке усталости и недовольства он подозревал подрывные и пораженческие тенденции [5].

В конце октября 1917 года, когда в Италии было сформировано новое правительство, премьер-министр Витторио Орландо, король Виктор Эммануил III и военный министр генерал Витторио Альфиери сошлись во мнении о необходимости замены Кадорны. Его преемником было решено сделать Армандо Диаса, но назначение отложили до стабилизации фронта. Однако после поражения итальянской армии в битве при Капоретто король выступил с инициативой немедленно поставить Диаса во главе армии, назначив в качестве его заместителей Гаэтано Джардино и Пьетро Бадольо.

Генерал Диас узнал о своём высоком назначении, которое стало для него совершенно неожиданным, днём 8 ноября. Он отправился в Верховное командование, сказав лейтенанту Паолетти:

«Мне дали сломанный меч, но я заточу его снова [1].»

Армандо Диас на должности начальника Генштаба и его вклад в победу при Витторио-Венето



Джорджо Роша отмечает, что оценить работу Армандо Диаса на посту главнокомандующего итальянской армией в последний год войны непросто, поскольку, во-первых, Диас и его непосредственные подчинённые не оставили никаких письменных свидетельств об этом периоде, во-вторых, в период правления фашистской партии имя Диаса часто использовали в пропагандистских целях (фашисты изображали его безусловным героем Великой войны), в-третьих, историки сосредотачивают своё внимание в основном на периоде Кадорны.

Его первой заслугой, без всякого сомнения, была способность заставить Верховное командование функционировать адекватно нуждам и масштабам Великой войны. Кадорна сосредоточил в своих руках слишком много власти, из-за чего не мог контролировать детали своих планов и исполнение приказов, не понимал серьёзности проблем, свалившихся на правительство [1].

Опираясь на свой многолетний опыт штабного офицера и более открытое видение потребностей конфликта, Диас реорганизовал Верховное командование, усилив роль своего заместителя П. Бадольо и ответственного генерала С. Сципиони, реорганизовав работу отделений и наделив каждое из них определёнными и конкретными обязанностями.

Новое Верховное командование уделяло особое внимание развитию разведывательных служб и усилению роли офицеров связи, которые должны были давать прямую информацию о положении на различных фронтах, не обходя, однако, армейские командования, с которыми поддерживались очень тесные отношения [1].

Особенно удачным было сотрудничество с Бадольо (от другого заместителя главнокомандующего, Джардино, Диас элегантно избавился, повысив его в должности), который занимался в основном операциями и координацией между управлениями Верховного главнокомандования, освободив Диаса от значительной части рутинной работы и завоевав его полное доверие [1].

Диас всегда отказывался начинать наступательные операции, не имевшие иной цели, кроме косвенного облегчения французского фронта. Командование союзными армиями (в частности ген. Ф. Фош) постоянно требовало от Италии активизации наступательных действий, однако генерал категорически отверг возможность перехода в наступление в первой половине 1918 года [7].

Неоспоримой заслугой Армандо Диаса была также его активная заинтересованность в условиях жизни солдат. Генерал сделал всё возможное, чтобы обеспечить солдатам регулярное и качественное питание даже в окопах, гарантировать им отпуска и отдых, обеспечить более бережное отношение к их жизни и здоровью. Результаты не везде были одинаковыми, но они были ощутимы в войсках и приветствовались [1].

После Капоретто стратегическое положение итальянской армии стало гораздо более уязвимым (не было возможности для дальнейшего отступления, тем более что многие опасались возможной внутренней реакции), резервы людей, на которые Кадорна мог опираться с относительной широтой, теперь были скудны. Тем не менее Диас смог достаточно эффективно использовать имевшиеся у него ресурсы.


Историки оценивают работу Диаса на посту главнокомандующего, безусловно, положительно. Его благоразумная и спокойная твёрдость, понимание ужасов войны, искренняя забота об условиях жизни войск, уважительное отношение к подчинённым, наконец, умение сотрудничать с политическими силами и создавать популярный образ без демагогических приёмов сделали его нужным человеком в нужном месте на заключительном этапе изнурительной войны [1].

24 октября 1918 итальянские войска начали общее наступление. Действия войск на Изонцо получили название сражения Витторио-Венето. В ходе недельных боёв итальянские войска разгромили деморализованные австро-венгерские войска. 29 октября австро-венгерское командование обратилось с просьбой о заключении мира на любых условиях [7].

Карьера Диаса после окончания Великой войны



После завершения войны вновь обострились политические разногласия между «интервентистами» и «нейтралистами», которые привели в том числе и к ужесточению разногласий внутри итальянской армии. Существенная часть страны пострадала от войны и потребовала от политического руководства отчета – противники войны осуждали и интервентистов, и армию, не делая между ними разницы. Кризис, вызванный войной, помешал спокойному обсуждению послевоенных проблем [2].

Ожесточённые споры, спровоцированные в период с июля по сентябрь публикацией расследования дела Капоретто не могли понравиться Армандо Диасу из-за их характера радикальной критики и неприятия войны, но эта критика не затронула его лично, поскольку обвинения в одностороннем порядке были направлены против Кадорны и его руководства военными действиями [1].

Одними из главных вопросов, стоящих на повестке дня Верховного командования, стали вопросы демобилизации и реформирования итальянской армии. На момент подписания мирного договора итальянская армия насчитывала свыше 1 600 000 солдат и около 113 тысяч офицеров. Министр финансов Нитти говорил о почти двух миллиардах в месяц, которые тратит Италия на содержание для армии и флота, что было крайне обременительно для экономики.

В целях экономии А. Диас предложил в том числе сократить срок контракта с 24 до 8 месяцев, но с несколькими условиями – надлежащая подготовка новобранцев, наличие подходящих инструкторов, отказ от использования войск для полицейских служб [2].

В руководстве армией тем временем происходила активная политическая борьба. Исходя из того, что сведения о взглядах военных деятелей того времени достаточно скудны и порой противоречивы, что связано с отсутствием серьёзных биографических исследований. Историк Джорджо Роша выделяет две группы генералов в итальянской армии, разделённых личным соперничеством и серьёзным расхождением политических позиций.

Первую группу возглавлял генерал Гаэтано Джардино, в неё также входили герцог Аостский (Эммануил Филиберт) и адмирал Таон ди Ревель. В политическом отношении эта группа была националистической, особенно чувствительной к внешнеполитическим проблемам, выступала за самые широкие территориальные аннексии и международную политику силы. Относительно проблем армии они были заядлыми консерваторами [2].

Другую группу возглавляли Армандо Диас и Пьетро Бадольо, то есть Верховное командование. У обоих не было ни реальной политической позиции, ни политических амбиций, но был большой опыт работы с правительством. Они хорошо знали бюрократический аппарат, были эффективными управленцами, но в то же время были плохими ораторами и совершенно не участвовали в заседании Сената. Таким образом, они имели некоторое преимущество перед группой Джардино, ибо их интересовала армия, а не политика. Диас и Бадольо также пользовались поддержкой и доверием короля [2].

Армандо Диас приветствовал формирование правительства Нитти с его программой нормализации, лично назначил нового военного министра генерала А. Альбриччи и полностью содействовал в вопросах в демобилизации армии. В ноябре 1919 года он оставил должность начальника штаба армии и занял почётную должность генерального инспектора армии, которая была упразднена в апреле 1920 года [1].

Однако без должности прославленный генерал оставался недолго – в феврале 1921 года Бадольо передал полномочия начальника штаба вновь созданному коллегиальному органу, Военному совету, в состав которого вошёл Армандо Диас. Военный совет не продемонстрировал хороших результатов, фактически заблокировав попытку реструктуризации армии, однако на престиже Диаса это никак не сказалось – осенью 1921 года в знак признательности за его национальную роль в битве при Витторио-Венето он получил титул герцога Победы [1].

Активного участия в политической борьбе, развернувшейся в Италии 1920-1922 годов, он не принимал. В период нарастания политического кризиса, связанного с «маршем на Рим» в октябре 1922 года, Луиджи Факта телеграфировал королю:

«Диас и Бадольо гарантируют, что армия, несмотря на неоспоримые симпатии к фашистам, выполнит свой долг [1].»

Это означало, что Диас рекомендовал политическое решение кризиса, а не репрессии против фашистских отрядов, о чём он также лично сообщил королю. После успеха «марша на Рим» Диас согласился войти в первое правительство Муссолини в качестве военного министра. При Муссолини он, в первую очередь, занимался вопросами реорганизации армии.

В начале 1924 года Диас принял решение выйти из правительства, поскольку считал, что реорганизация армии уже завершена, и потому, что делопроизводство становилось всё более обременительным для его здоровья (во время Первой мировой войны он заразился хроническим бронхитом, который постепенно привёл к его смерти от эмфиземы лёгких). Он оставил военное министерство генералу А. Ди Джорджио, выбранному с его согласия.

После ухода из правительства Диаса назначили заместителем председателя совещательного комитета Верховной комиссии обороны, должности с неопределёнными задачами. 4 ноября 1924 года он получил звание маршала Италии. Умер Армандо Диас в Риме 29 февраля 1928 года.

Использованная литература
[1]. Giorgio Rochat. Diaz, Armando Vittorio. Dizionario Biografico degli Italiani (DBI). Volume 39: Deodato-DiFalco. Istituto della Enciclopedia Italiana, Rome 1991.
[2]. Giorgio Rochat. L’esercito italiano da Vittorio Veneto a Mussolini 1919-1925, Laterza, Roma-Bari 2006.
[3]. Federico Lucarini, Salandra Antonio, in Dizionario biografico degli italiani, vol. 89, Istituto dell'Enciclopedia Italiana, Rome 2017.
[4]. Черников Алексей Валерьевич. Дипломатическое и военное сотрудничество Италии с Россией в годы первой мировой войны: 1914-1917 : диссертация кандидата исторических наук : 07.00.03. – Курск, 2000.
[5]. Giorgio Rochat, Cadorna Luigi, in Dizionario biografico degli italiani, vol. 16, Roma, Istituto dell'Enciclopedia Italiana, Rome 1973.
[6]. Гуэррини И., Плувиано М. Расстрелянные без процесса. «Мемориальная записка Томмази» о казнях без суда и следствия во время Первой мировой войны. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2020-02-022-guerrini-i-plu...
[7]. Залесский К. А. Кто был кто в Первой мировой войне. – М.: ACT: Астрель, 2003.
Автор:
Виктор Бирюков
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх