Мистическая история о поиске клада в Баунтовском районе Бурятии

В детстве я часто ездил на каникулы к родственникам в Баунтовский район (Бурятия). Там мне запали в память рассказы о кладах. Точнее о золоте, которое золотоискатели прятали в Баунтовской тайге. Став взрослее, я не на шутку увлекся кладоискательством.

- Однажды на Пасху со мной произошла в Баунте одна мистическая история, - рассказывает Андрей Потапов (имя изменено по просьбе автора).

До этого мне рассказывали, что раньше в этих краях вместе с кладом закапывали человека, волка или коня для того, чтобы он стерёг золото.

Пугали, что слышали ржание жеребцов у таких мест, видели людей в старинных одеждах, сидящих на земле. Я в это не верил и посмеивался. Потому что ни разу не встречал подобного.

Озеро Баунт в Баунтовском районе Бурятии

Одну примету я соблюдал неукоснительно. С давних времен считалось, что каждый клад имеет свой срок. Заговоренные (нечистые) клады три раза в год меняют якобы своё место, «очищаются». Происходит это на Новый год, Пасху, Ивана Купалу. Именно в эти праздники я старался лазить по тайге в поисках зарытого золотодобытчиками золота. Скажу сразу, что леса я не боюсь. Не раз ездил на охоту с родней и знаю, что делать при встрече со зверем.

Мини-клады

Заняться поиском золотых кладов в Баунте меня заставил услышанный случай. Бывший хозяин одного из самых богатых золотых рудников «Богомдарованный» вернулся в СССР в 30-е годы. Якобы он договорился с НКВД о том, что покажет свой клад в четыре мешка золота при условии, что ему будет отдано пятьдесят процентов. Разумеется, в НКВД дали согласие. Человек приехал, его повели в тайгу, где он был расстрелян и закопан там же, где нашли четыре мешка золота.

Несомненно, таких случаев в Баунте было множество. Много золота пряталось. И не все потом смогли воспользоваться своим кладом. Самородки золота было выгоднее припрятать, а затем сбыть перекупщикам за границу.

Ночь перед Пасхой

Из рассказов старожилов я узнал, что в субботний вечер нужно отправляться искать сокровища по появившимся огонькам. Долго я их искал. Не нашел ничего. Но зато взял на всякий случай, как советовали, крест, ладан, свечку со Страстной Пятницы. Произносил воскресную молитву и помнил, что ругаться при этом нельзя ни в коем случае.

Ходил долго, а когда устал, решил вернуться домой. Ориентируюсь я в лесу хорошо, но вскоре с ужасом обнаружил, что все время прохожу мимо одной и той же поляны. Потом я понял, что не приближаюсь к поселку, а иду по какой-то малозаметной тропке.

Она ведет через препятствия, которые очень трудно одолеть. Напугать меня трудно, я человек неверующий. Но стало не по себе. Тогда я решил просто переночевать в лесу и поискать дорогу утром, когда взойдет солнце.

Разжег костер, поужинал и улегся спать по-охотничьи возле потухающего костра. На всякий случай положил рядом непотушенный фонарь. Обычно я сплю крепко, без всяких сновидений. Но в ту ночь я просыпался несколько раз от кошмарных снов.

Кошмарные сны

Причем я порой не отличал сны от реальности. Мне казалось, что наблюдаю откуда-то сверху странный фильм-боевик с элементами триллера. Видел тени людей. Одни преследовали, другие убегали. Тех, кого ловили, убивали жестоко, вспарывая животы. Потом убитых сжигали. Я даже чувствовал запах горелого мяса.

Те, кто смог убежать, прятались невдалеке и боялись себя выдать. В другом сне я видел людей, закапывающих в землю какие-то камешки. Догадался, что это золотые самородки, которые я так ищу.

Проснулся я с головной болью и ломотой во всем теле. Казалось, что я сам всю ночь бегал по лесу и закапывал золото. Взобравшись на дерево, я понял, где нахожусь, и сориентировался, куда идти до дома. Не помню, как дошел до него.

Даже не праздновал Пасху с родственниками, потому что провалялся с температурой. Родня недоумевала. Никаких признаков простуды не было. Я просто метался в жару. Мне снились все те же кошмарные сны. Когда я рассказал о них двоюродному деду, тот внимательно и сочувственно осмотрел меня.

- Ты заплутал на «тропе смерти», где подкарауливали и убивали людей, уходивших с золотом. Знаешь об этом? – сурово спросил дедушка. – Нечего больше шастать по тайге. Не ищи это проклятое золото. Оно не твое.

«Тропы смерти»

Вот что я узнал от деда. Тайга на севере Бурятии с царских времен называлась «золотой». Наша республика всегда была золотодобывающим регионом. До революции немало золотодобытчиков было убито и ограблено на глухих таежных тропах. Их так и называли – «тропы смерти». Воровство золота на приисках практиковалось всегда. Хоть и обыскивали добытчиков не хуже, чем сейчас охранники в магазинах. Ничего не помогало.

Российских золотодобытчиков грабили более цивилизованно, если так можно выразиться. Их поили водкой и обирали в трактирах Баргузина и нынешней Еравны, где проходил старый московский тракт. Работая большую часть года в тайге, русские старатели за несколько недель или дней проматывали все, что зарабатывали за сезон тяжелым трудом.

Проспавшись после загула в кабаке, они обычно обнаруживали пропажу денег и мешочков с золотым песком. Конечно, и там бывали случаи, что удачливых старателей по дороге домой убивали и прятали тела. Но самые страшные случаи приходились на ограбления китайских сезонных рабочих.

«Ощипать фазана»

В начале ХХ века большинство рабочих на золотых приисках нашего севера составляли китайцы. Они работали в теплый сезон, с холодами возвращались на родину. Все знали, что они увозили с собой огромное количество золота. Считалось, что каждый китайский рабочий уносил с собой осенью в среднем около 100 золотников на сумму около 500 рублей по тем деньгам. Для сравнения, официальная зарплата составляла примерно 100 рублей в год.

Добавьте к этому скупщиков золота из Китая. Они не только покупали самородки и песок у старателей, но и обменивали на спирт и продукты. Перекупщики прятали купленное золото, ожидая удобного случая для вывоза его с мест добычи. Неудивительно, что грабежи и убийства на «тропах смерти» приходились на осень, когда китайские рабочие с деньгами и золотом возвращались на родину.

Самое страшное, что их не просто убивали, а вспарывали животы в надежде найти проглоченные самородки. А для пущей верности тела убитых сжигали, чтобы обнаружить в пепле еще золото. Так что грабителям-убийцам не приходилось хоронить своих жертв.

Узнав такие леденящие душу подробности о «тропах смерти», я отказался от мысли искать в Баунтовской тайге спрятанное золото.

Источник: infpol.ru
Источник ➝

Русские робинзоны: приключения повышенной сложности

Битва с белым медведем. Художник Франсуас-Огюст Биар
Битва с белым медведем. Художник Франсуас-Огюст Биар

Робинзону из романа Даниэля Дефо повезло: он оказался на необитаемом острове с тёплым климатом, где серьёзных хищников не водилось. Главными его врагами были одиночество и дикари, изредка навещавшие остров. Русские же "робинзоны" ухитрялись выживать в ледяной Арктике и тайге, отражать атаки медведей и справляться с регулярными набегами китайских воинов. Как им это удавалось, читайте в нашем материале.

Шесть лет на промысле в Арктике

В 1743 году мезенский купец Еремей Окладников отправил корабль к Шпицбергену – промышлять моржей.

Из-за встречного ветра судно под командованием кормчего Алексея Химкова не смогло достичь места назначения. Корабль снесло к острову Эджу, а потом и вовсе заковало в лёд. Опытные моряки знали, что на острове должна быть хижина, построенная там другими поморами, но её местоположение оставалось неизвестным. Искать убежище всей командой смысла не было, выяснять, где и в каком состоянии хижина, пошёл Химков с пятнадцатилетним племянником и двое охотников – Фёдор Веригин и Степан Шарапов.

Постер фильма "Море студёное", снятое по мотивам истории Алексея Химкова и его товарищей. Иллюстрация wikipedia.org
Постер фильма "Море студёное", снятое по мотивам истории Алексея Химкова и его товарищей. Иллюстрация wikipedia.org

Они нашли охотничий домик, где и заночевали. А наутро обнаружили, что ветер отнёс льды с вмороженным в них кораблём за пределы видимости. Ни один из оставшихся там десяти человек не выжил – судно затонуло.

Вчетвером поморы остались на острове с одним ружьём и 12 зарядами, небольшим запасом муки и табака. Кроме того, у них был маленький котелок, топор, нож и кресало с трутом для разведения огня.

На растопку собирали топляк – принесённые морем доски, щепки и брёвна, – хижину привели в порядок. Потихоньку начали обрастать хозяйством: даже ухитрились обустроить себе кузницу, из подручных средств соорудив пару щипцов и молоток, с помощью которых на плоском камне "выковали" два наконечника для рогатины. Она им не раз пригодилась: белые медведи проявляли живой интерес к припасам поморов, да и ими самими были не прочь закусить.

Самка белого медведя с медвежонком на Шпицбергене. Фото: AWeith
Самка белого медведя с медвежонком на Шпицбергене. Фото: AWeith

Заряды быстро кончились: заготавливая припасы, охотники подстрелили 12 оленей. Но поморам удалось сделать лук из обнаруженных на берегу изогнутого елового корня и жил белого медведя. Соорудили из оленьих шкур подобие невода, чтобы ловить рыбу.

Голод Химкову и его товарищам не грозил: помимо оленьего мяса и рыбы, они били птицу, собирали яйца, даже добывали из морской воды соль. Но этого было мало, чтобы защитить людей от цинги – смертельной болезни, к которой приводит недостаток витамина С.

Чтобы решить проблему, поморы собирали и ели ложечную траву, квасили её на зиму. Другим источником необходимого витамина была тёплая оленья кровь – Фёдор Веригин, который отказывался её пить, в итоге умер от цинги.

Шпицберген. Фото: Bjoertvedt
Шпицберген. Фото: Bjoertvedt

Прошло шесть с лишним лет, пока "робинзонов" нашёл корабль под командованием Амоса Корнилова, который сам направлялся на Шпицберген, и оказался неподалёку от Эджа по той же причине, что и Химков с соратниками: из-за встречного ветра. Корнилов согласился доставить их в Архангельск за 80 рублей. Деньги были не проблемой: трудолюбивые промысловики погрузили на судно Корнилова 50 пудов оленьего жира, 10 медвежьих шкур, более 200 оленьих и песцовых шкур. Продать это всё по прибытии не составило труда.

Возвращение Химкова домой чуть не привело к смерти его любящей жены, но к счастью, всё закончилось хорошо.
"
Оная в то время стояла на мосту, как судно приставало, и, узнав своего мужа, коего она нежно любила и коего, не видя долгое время, почитала уже мёртвым и оплакивала. Вышед из терпения и не дождавшись, пока он сойдёт с судна, скочила она по неосторожности с мосту в воду, дабы поспешить в его объятия, но едва тут не утонула".
Пётр Людовик Ле Руа, "Приключения четырёх российских матросов, к острову Шпицбергену бурею принесённых"

Семь лет на страже добычи на берегу Охотского моря

Как так вышло, что летом 1805 года Якова Мынькова, единственного из артели зверобоев, в которой было 11 человек, бросили на острове Беринга, сказать сложно. Охотники перебрались на соседний остров Медный, а их товарищ якобы остался присматривать за шкурками песца, которых зверобои добыли 600 штук. Однако для охраны ему не оставили никакого оружия, да и утвари у "сторожа" не было – один лишь "худой", по его собственному выражению, топор. У него не оказалось даже кресала и запаса провизии. Ни за шкурками, ни за Яковом артель так и не вернулась.

ушная ярмарка в Ирбите. Фото: wikipedia.org
ушная ярмарка в Ирбите. Фото: wikipedia.org
"В том месте, где меня оставили, мало было способов для пропитания, и для того я перешёл на другую сторону острова и расположился жить при реке, в которой было много рыбы. На зиму опять возвратился на прежнее место, где нашёл весь промысел песцов, оставленный мною в юрте и уже испортившийся. Я об этом не жалел, я думал только о своём спасении. <…>
Надлежало подумать, как достать огня, в котором я имел нужду и для варения пищи, и для согревания себя от стужи. Долго не придумывал я способа: наконец вспомнил, что у меня, к счастью, была бритва. Нашёл кремень, древесную губку от тальника, растущего на острове, и мне удалось высечь огонь. В жизнь мою ничему так не радовался, как тогда".
Из воспоминаний Якова Мынькова, записанных штурманом Иваном Васильевым
Остров Беринга. Крупнейший остров архипелага Командорские острова. Фото: wikipedia.org
Остров Беринга. Крупнейший остров архипелага Командорские острова. Фото: wikipedia.org

Отшельник поневоле собирал птичьи яйца, грибы и ягоды: на острове росла морошка, шикша и карликовая рябина. Соорудил себе удочку с крючком из гвоздя. Чтобы продержаться зимой, использовал сугробы в качестве холодильника и хранил там припасы. Видимо, мороженые ягоды, которые он ел либо свежими, либо варёными в тюленьем жиру, помогли Мынькову уберечься от цинги.

Добывать тюленей без оружия он не мог, но мёртвых животных иногда прибивало к берегу – охотнику доводилось находить также нерп и даже китов.

Забой тюленей. Резьба по кости. Этнографический музей. Фото: Наталья Мозилова
Забой тюленей. Резьба по кости. Этнографический музей. Фото: Наталья Мозилова

Весной 1812 года дальневосточного "робинзона" спасла команда брига "Новая Финляндия", штурман которого Иван Васильев и записал его воспоминания о нелёгкой жизни на острове.

"Через час посланные привезли того человека на судно. Надобно быть свидетелем его удивления, восторга и благодарности, чтобы описать сие. Долго он не мог промолвить ни слова и только проливал слёзы на коленях, подняв руки к небу. Первые его слова были: "Слава Богу, что до меня милостив! Я думал, что меня совсем здесь бросили и забыли навсегда!" Долго он горько жаловался на свою судьбу".
Из воспоминаний штурмана Ивана Васильева

Десять лет на перевоспитании в Приамурье

Молодой дворянин Сергей Лисицын отличался буйным характером. Он окончил университет со степенью кандидата математических наук, но предпочёл военную карьеру. Она тоже не задалась: из гусарского полка Лисицына исключили за дуэль с полковым адьютантом, после чего дальний родственник пристроил его на корабль, плывущий к Аляске.

Однако и здесь 24-летний бузотёр не оставил свои привычки: будучи изрядно подшофе, он наговорил гадостей капитану, а потом начал подбивать матросов устроить бунт на корабле. Капитан не мог оставить его безнаказанным, так в апреле 1845 года Лисицын оказался в гордом одиночестве – и связанный, и с завязанными глазами на берегу Охотского моря.

Впрочем, руки ему напоследок развязали.

"Любезный Сергей Петрович! По Морскому уставу вас следовало бы осудить на смерть. Но ради вашей молодости и ваших замечательных талантов, а главное, подмеченного мною доброго сердца я дарю вам жизнь... Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер. Время и размышления научат вас оценить мою снисходительность, и если судьба когда-нибудь сведёт нас снова, чего я душевно желаю, то мы не встретимся врагами. А. М.".
Из письма капитана к Сергею Лисицыну
Шхуна в Охотском море. Художник Владимир Шиляев.
Шхуна в Охотском море. Художник Владимир Шиляев.

Сняв повязку с глаз, незадачливый мятежник смог оценить ситуацию, в которой оказался. Капитан был с ним щедр: он оставил Лисицыну чемоданы с одеждой, романовскую дублёнку, три пары сапог, пару пистолетов, ружьё с 24 зарядами, шашку, кинжал, складной нож, огниво и запас спичек, запас сухарей, чая и сахара, две фляги с водкой, бритвенный и чайный приборы. Были и ценные вещи на будущее: золотые часы, 2800 рублей кредитными билетами. Даже о приятном досуге "робинзона" позаботился суровый воспитатель: в распоряжении Лисицына оказались карандаши, краски и бумага для рисования, чертёжный набор, письменные принадлежности и 200 гаванских сигар.

Хижина в лесу. Фото: pixabay.com
Хижина в лесу. Фото: pixabay.com

Не приученный к грубому труду Лисицын сумел всего за два месяца возвести себе жилище, стены которого сплёл из ивовых ветвей, а крышу настелил валежником и законопатил мхом. Чтобы не тратить понапрасну драгоценные патроны, он смастерил лук и пращу, соорудил верши – полукруглые плетёнки для рыбной ловли.

Год он жил один, промышляя охотой и рыболовством, собирая грибы и орехи. Потихоньку обустраивался: налепил себе глиняной посуды, придумал, как без плотницкого инструмента соорудить мебель.

Вскоре пришло спасение от одиночества. В апреле 1846 года таёжный "робинзон" обрёл сразу двух "пятниц". Они остались на потерпевшем крушение корабле, остальные пассажиры которого ушли на боте. Мастерового Василия забыли в трюме, где он выполнял срочные работы, а юноша Пётр лежал в лихорадке и не мог передвигаться. Лисицын спас обоих.

Охотское море. Заклинатели птиц. Фото: Екатерина Васягина
Охотское море. Заклинатели птиц. Фото: Екатерина Васягина

На корабле обнаружились семена и живность, необходимая для фермерского хозяйства: 8 холмогорских дойных коров и бык, 16 украинских волов, 26 овец романовской породы, птица, а также две овчарки, чтобы стеречь всё это хозяйство. Уже втроём мужчины отправились прочь от моря на поиски хорошего места для фермы.

К концу лета они обосновались на острове среди озёр, засеяли поле озимой рожью, построили жилище, научились делать молоко, творог, сыр. На досуге развлекались чтением книг.

"Однажды утром, перебирая вещи с корабля, хранящиеся в амбаре, Лисицын заметил тюк без надписи. Он распаковал его и увидал кипу книг <…> С этого дня Лисицын в свободное время занимался чтением, не пропустив ни одной книги открытой им библиотеки, а по вечерам читал товарищам или псалмы, или Библию, или Евангелие. Как ни занимательны были для него математические, военные, литературные и хозяйственные сочинения, но Книгу опытной хозяйки считал он неоценимым сокровищем. Пользуясь изложенными в ней наставлениями, он скоро научился печь хорошие ржаные и ситные хлебы и пироги, а также делать хороший квас, чему не без некоторого труда научил и обоих своих товарищей".
Из книги Николая Сибирякова "Русский Робинзон", написанной по дневникам Сергея Лисицына и на основе личных бесед с ним

Потихоньку росло и население маленькой фермы: сначала к ним прибился китаец, приговорённый мандарином к мучительным истязаниям и спасённый Лисицыным, потом – вызволенный им же из китайского плена нерчинский казак Роман, позже – 20 солдат, заплутавших и замерзавших насмерть в тайге. Характер бывшего офицера изменился, как и надеялся мудрый капитан, а сердце его оказалось и впрямь добрым.

Вскоре их ферма стала настолько успешной, что привлекла внимание китайцев, от которых поселенцам пришлось отбиваться с завидной регулярностью. К 1855 году попытки китайцев захватить Приют, как назвали своё хозяйство поселенцы, стали настолько настойчивыми, что Лисицыну с товарищами пришлось отправиться через материк за поддержкой. Они добрались до поселения в Приамурье, откуда Лисицын отправил письма родным и в Русское географическое общество с новостью о том, что в окрестностях Приюта ему удалось найти залежи золота и меди.

Обложка к книге Николая Сибирякова, 1876 год
Обложка к книге Николая Сибирякова, 1876 год

На защиту поселения отправилась тысяча солдат, Приют удалось отстоять. Лисицын начал разрабатывать прииски золота и меди, на этом он сделал себе изрядное состояние. И был искренне благодарен капитану за его суровый урок.

"Огромный запас мехов, проданный за хорошую цену, и наследство тётки доставили Сергею Петровичу средства разработать золотые прииски близ Приюта, пустить в ход чугунные и медные заводы, а также устроить несколько превосходных ферм.

– Случалось ли вам встретиться с капитаном корабля, высадившим вас на необитаемый берег? – спросил я однажды Сергея Петровича.
– Наше первое свидание было очень радушным. Добрый старик плакал от счастья, убедившись в моем нравственном перерождении. Второе и последнее свидание стало очень трогательным – плакал уже я: старец скончался на моих руках, благословляя двух своих сыновей.
– Оставил он детям состояние?
– Никакого. Капитан всю жизнь заботился только об интересах казны.
– Где же они теперь? Вероятно, в Морском корпусе?
– Нет, отец поручил их мне. Я поместил их в Московский университет. – Через минуту Сергей Петрович добавил: – Я вполне сознаю свою священную обязанность – долг мой отцу выплатить детям".
Из книги Николая Сибирякова "Русский Робинзон", написанной по дневникам Сергея Лисицына и на основе личных бесед с ним

Ольга Ладыгина

Разбомбить Баку в пух и прах: Англия и Франция готовили массированный удар

Разбомбить Баку в пух и прах: Англия и Франция готовили массированный удар

Фото: Ivan Cholakov / Shutterstock.com

Ровно 80 лет назад англичане с французами едва не заставили Советский Союз вступить во Вторую мировую войну в качестве вынужденного союзника Германии

Не хочется начинать с трюзима, но придётся: Запад всегда, во все времена стремился захватить и уничтожить Россию. Мешали, как правило, два обстоятельства: вечная борьба между самими западными странами за контроль над миром и – столь же неизбывный, как желание поработить Россию, страх перед её ответной реакцией.

Вот эти два фактора и сыграли основную роль в том, что в марте 1940 года Франция и Великобритания приняли решение о стратегических бомбардировках бакинских нефтепромыслов и вторжении на советский Кавказ, а в мае были вынуждены от этого плана отказаться.

Железный стратегический эгоизм

Тут важна предыстория. Тоже, впрочем, широко известная.

В ночь на 1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу. Традиционно считается, что в этот день началась Вторая мировая война. На самом деле это неверно. Мировая война началась 3 сентября, когда её объявили Германии Англия и Франция.

Вот только тогдашнее состояние её не зря назвали "странной войной". Ни Англия, ни Франция не торопились вступить в боевые действия с Германией. Они спокойно дали Гитлеру добить Польшу, в апреле 1940 года "прозевали" захват немцами Дании и Норвегии, лишь скрупулёзно подбирая и оккупируя их колониальные и островные владения в Атлантике.

самолетТяжёлый бомбардировщик Farman NC.222. Фото: Scherl / Globallookpres

Возможно, так же они "воевали" бы и дальше, но такую уютную войну западным союзникам обломал Гитлер, напав 10 мая на Францию и страны Бенилюкса.

Но мы были бы неправы, полагая, что французские и немецкие солдаты играют друг с другом в футбол на границе потому, что Гитлеру был ещё в Мюнхене выдан подряд на войну против СССР. Потому и Польшу дали оккупировать. И находившейся во французской сфере влияния Румынии порекомендовали переориентироваться на союз с Германией. Потому и сидели себе тихонько за линией Мажино, боясь даже случайным выстрелом разгневать немецкое командование.

Нет! Всё это время политики и генералы Франции и Великобритании старательно разрабатывали планы того, как бы явно притормозившего Гитлера всё-таки подвигнуть к дальнейшему натиску на восток. То есть – на Россию. А что для этого необходимо? В первую очередь – разорвать, разломать, разрушить договор о ненападении между СССР и Германией. Ну, разумеется!

А как это сделать, если он обеим этим странам выгоден? Москве – понятно: одной подписью под документом она заставила империалистов воевать с империалистами, а не всем им вместе напасть на первое рабоче-крестьянское государство. Да, это сегодня кажется голимой пропагандой – но тогда это было реальностью, в которую верили. Плюс Россия возвращала себе временно утерянные в ходе гражданской войны и польской интервенции территории и выигрывала время для вящей подготовки армии и промышленности к войне с Германией, в неизбежности которой никто на деле не сомневался. Плюс немецкие станки, технологии, промышленные товары.

ГитлерГитлер прекрасно отдавал себе отчёт в фундаментальной подлости и предательстве Англии и Франции. Фото: Knorr + Hirth / Globallookpress  

Берлин же получал зерно, сырьё, нефть, а главное – отсутствие войны на два фронта, пока не ликвидирована угроза нападения со стороны Франции и Англии, буде немцы обратятся на восток. Гитлер, сам порождение западной цивилизации, прекрасно отдавал себе отчёт в её фундаментальной подлости и предательстве.

Как это ситуативное сотрудничество разорвать? Правильно: неким образом заставить Россию перестать выполнять её договорные обязательства перед Берлином. Который в ответ обречён будет не только обидеться, но и броситься на СССР, чтобы силой забрать выпадающие ресурсы.

Планов громадьё

И вот уже 19 января 1940 года, пока французские и немецкие солдаты миролюбиво улыбаются друг другу через границу, премьер-министр Франции Эдуард Даладье поручает главнокомандующим сухопутными и морскими силами Морису Гамелену и Франсуа Дарлану дать предложения, как прервать поставки в Германию советской нефти. Отметим сразу: поручает военным! О том, чтобы русским что-то предложить, как-то договориться, о дипломатии вообще речи не идёт. Задача ставится так. Чтобы и Германии навредить, и наиболее эффективным образом ослабить Советский Союз.

ДеладьеПремьер-министр Франции Эдуард Даладье очень хотел советской нефти.Фото: Scherl / Globallookpress  

Аналогичные поручения военным отдаются и в Лондоне.

Через месяц генерал Гамелен, всё верно уловив, отвечает: "Фундаментальной слабостью русской экономики является её зависимость от кавказской нефти. От этого источника полностью зависят как их вооружённые силы, так и механизированное сельское хозяйство. Более 90% нефтедобычи и 80% нефтепереработки сосредоточено на Кавказе (в основном в Баку). Поэтому любой значительный перерыв поставок нефти будет иметь далеко идущие последствия и даже может привести к коллапсу военной, промышленной и сельскохозяйственной систем России".

Они воюют с Германией, а мечтают о коллапсе России! Прямо до зубной боли напоминает политику Англии и Франции в Первой мировой войне! Причём тогда эта цель была достигнута: февральская революция в 1917 году была в решающей мере обеспечена французскими деньгами и английской разведкой.

В марте 1940 года и Комитет начальников штабов Великобритании подаёт в правительство меморандум под характерным заголовком: "Военные последствия военных действий против России в 1940 году". Там уже обосновываются идеи прямого нападения на СССР с севера, на Мурман, с юга, на Кавказ, и с востока, на Приморье.

Что характерно: эти планы продолжают разрабатываться даже при смене французского премьера. Новый глава правительства Франции Поль Рейно также намерен воевать с Германией путём уничтожения России: "Решительные операции на Чёрном и Каспийском морях необходимы союзникам не только для того, чтобы сократить снабжение Германии нефтью, но и в первую очередь парализовать всю экономику СССР, до того как рейху удастся использовать её в своих интересах…"

Операция, которую сорвал Гитлер

Наконец 30 марта операция "Pike" ("Пика") начинается. С пролёта британского разведывательного самолёта над Баку и фотографирования бакинских и прилегающих нефтепромыслов. Военные начинают планировать непосредственные воздушные удары по советской территории. Далее предполагалось и сухопутное вторжение, для чего в Сирии французы сосредотачивали 150-тысячную военную группировку. В это же время дипломаты обеих стран стремились убедить подключиться к их агрессии Турцию и Иран.

К 4 апреля план бомбардировок был вчерне свёрстан уже на уровне штабов ВВС Франции и Великобритании. Предусматривалось использование от 90 до 100 самолётов, которые в каждом вылете должны были обрушивать до 70 тонн бомб на советские нефтепромыслы и нефтеобрабатывающие заводы в Баку, Грозном и Батуми. Полагали справиться с задачей за 15 дней.

Готовность сил и средств ожидалась к 15 мая. Начало операции планировалось на конец июня. Победа заранее считалась полной.

Но тут в эти планы вмешался фюрер. Не то чтобы он о них знал. Но к весне 1940 года и политическая, и военная разведка Германии достаточно уверенно установили, что надежд на замирение с Лондоном и Парижем питать не стоит. Воевать те по-прежнему не хотели, но зато твёрдо намеревались удавить рейх полной блокадой. Для этого англичане запланировали захватить нейтральную ещё Норвегию.

танкиНемецкий танк PzIII. Фото: Scherl / Globallookpress  

Но немцы их опередили едва ли не в тот же день, когда английская эскадра с десантом вышла в море: 9 апреля германские войска высадились в норвежских портах. А 10 мая обрушились на Францию, за 40 дней расколошматив её и английскую армию на её территории в пух и перья.

Бомбить Баку стало некому.

А смогли бы? Нет

Но закономерен вопрос: а смогли бы союзники осуществить своё намерение относительно советских нефтепромыслов? Чем бы ни считали тогда на Западе Советский Союз, но он сам себя в безмолвные жертвы никак не определял. Пусть и не сразу успешно, но его армия в совершенно немыслимых условиях лютой зимы прорвала непреодолимую по тогдашним канонам военной науки линию Маннергейма и одержала победу над Финляндией. Причём силами не всей армии, а всего одного военного округа. И эта победа, кстати, позволила успеть перебросить на Кавказ получившие боевой опыт авиационные подразделения.

И вот тут любопытно сравнить силы.

Союзники собирались бросить на Баку 6 французских авиационных групп и 3 британских эскадрильи. В их распоряжении были соответственно 65 самолётов Martin Maryland плюс 24 Farman F.222 и 48 бомбардировщиков Bristol Blenheim Mk IV и Vickers Wellesley.

самолетЛёгкий бомбардировщик Martin "Maryland". Фото: Scherl / Globallookpress  

Им должны были, согласно директиве № 0/2/104044сс от 10 апреля 1940 года, противостоять: 2 зенитных артполка, 6 дивизионов малокалиберной артиллерии, 2 дивизиона артиллерии ПВО, примерно 3-4 роты крупнокалиберных пулемётов, а также переведённые с финского фронта радиолокационные комплексы РУС-1 "Ревень".

Это – в дополнение к тем 7 зенитным артиллерийским полкам, что входили в состав базирующегося в Баку 3-го корпуса ПВО. А тогдашний зенап – это, на минуточку, 60 зенитных пушек калибра 76 мм в 5 дивизионах. Всего в составе 3-го корпуса ПВО, прикрывавшего Баку, было 420 орудий среднего калибра, 84 орудия малого калибра, 236 крупнокалиберных пулемётов, 564 прожекторных станции и 216 аэростатов заграждения.

А была ещё авиация. И французские тяжёлые бомбардировщики Farman F.222 – это такая тихоходная (325 км/ч) двухмоторная тяжёлая громатушка в одном шаге от "этажерки", с тремя 7,5 мм пулемётами – даже нашему предвоенному И-16 тип 28 с его двумя пулемётами и двумя пушками и скоростью 463 км/ч был на один зубок. А Закавказье прикрывали тогда 2 истребительные авиационные бригады – в общей сложности более 30 самолётов.

Так что нет, не было у англо-французов шанса уничтожить бакинские нефтепромыслы. Вред нанести могли – война есть война, на ней неизбежны разные случайности. Но тотально уничтожить – такая вероятность представляется нулевой. В отличие от вероятности массового уничтожения самолётов врага.

Картина дня

))}
Loading...
наверх