ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

654 подписчика

Свежие комментарии

  • Кусаин Альменов
    Для Конева это не к сожалению. Он не пострадал, не похудел, не поправился. И далее получал звания, должности, ордена-...Почему Ивана Коне...
  • Владимир
    К сожалению, было и такое в биографии Ивана Конева.Почему Ивана Коне...
  • Кусаин Альменов
    Не надо забывать про Вяземскую катастрофу. Где роль Маршала Советского Союза (а тогда генерал полковника) очень негат...Почему Ивана Коне...

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Казнь «ведьмы» Анны Хендрикс, 1571 г. Амстердам. Гравюра голландского художника Яна Люкейна

Когда заходит речь о преступлениях Церкви и ее иерархов, вспоминают, прежде всего, именно о католиках (а часто – только о католиках). Что и говорить, вспомнить здесь есть о чем. Это и деятельность зловещего Доминика Гусмана (канонизированного в 1234 году), который вместе с римским понтификом Иннокентием III стал основателем папской инквизиции. Этот орган был создан для борьбы с еретиками-альбигойцами (катарами).

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Иннокентий III сжигает еретиков. Миниатюра, 1416 г.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Доминик Гусман и Симон де Монфор

Расправившись с катарами, папские инквизиторы принялась за «ведьм» – и так лихо, что в некоторых деревнях Германии не осталось женщин.

Невозможно пройти мимо Генриха Инститориса и Якова Шпренгера, которые в 1486 году издали книгу «Молот ведьм» (Malleus maleficarum). Половина современных исследователей называют этот опус «самой постыдной и непристойной книгой во всей истории Западной цивилизации», а остальные – «руководством и путеводителем по сексуальной психопатологии».

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
«Молот ведьм», издание 1669 г.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
«Где много женщин, там много ведьм». Генрих Крамер, иллюстрация к «Молоту ведьм», 1486 г.

Менее известен «Свод колдуний» (Compendium maleficarum), который был написан итальянским священником Франческо Марией Гуаццо в 1608 году и представлял собой что-то вроде справочника инквизиторов.


От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Иллюстрация из Compendium maleficarum

Себастьян Кастеллио, швейцарский гуманист XVI столетия, писал о преследовании еретиков:

«Если бы они, осуждённые на гибель, были, не скажу лошадьми, а хотя бы свиньями, то каждый властелин подумал бы, прежде чем идти на такой убыток».

И конечно, трудно забыть о собственной инквизиции испанских королей, символом и олицетворением которой стал знаменитый Томмазо Торквемада.

Однако протестанты были не менее фанатичны и нетерпимы. Тот же Мартин Лютер, который называл святые мощи «чёртовыми игрушками», не сомневался в существовании ведьм, называя их «злыми чертовыми шлюхами». Он не только не возражал против ведовских процессов, но утверждал, что сам охотно сжигал бы «ведьм» – если бы у него была такая возможность.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Лукас Кранах Старший. Портрет Мартина Лютера

Ещё более нетерпимым фанатиком был Жан Кальвин, который, придя к власти в Женеве, объявил искоренение «противного Господу колдовства» задачей государственного значения:

«Библия учит нас, что ведьмы существуют и что их должно истребить. Бог прямо повелевает, чтобы все ведьмы и чародейки были умерщвлены, а закон Бога – всеобщий закон».

Чтобы смерть ведьмы или еретика не была слишком легкой, этот благочестивый человек требовал использовать для сжигания обвиняемых исключительно сырые дрова.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Жан Кальвин на портрете неизвестного художника XVII века

Известно, что только в 1542 году в кантонах Швейцарии по обвинению в колдовстве и связях с Сатаной были сожжены более 500 женщин.

Самыми большими любителями сжигать людей на кострах оказались вовсе не испанцы, а немцы. Дабы облегчить получение от обвиняемых признаний, в Германии использовали рекордное количество видов применяемых к ним пыток – в некоторых землях насчитывали 56 разновидностей. А в городе Нейссе была придумана и построена особая печь, которая использовалась исключительно для сжигания ведьм (газовые камеры, всё-таки, появляются не на пустом месте). Официально зарегистрированный мировой рекорд одновременного сожжения «ведьм» и «колдунов» также был установлен именно в Германии и принадлежит протестантам: это случилось в 1589 году, когда в саксонском городе Кведлинбурге были казнены сразу 133 человека.

Но имелись у протестантов и другие забавы. Особенно поразили современников анабаптисты, которые в 1534–1535 гг. захватили власть в немецком городе Мюнстере. Эти события вошли в историю под названием «Мюнстерская коммуна». Однако гораздо больше в данном случае подошли бы другие названия – с эпитетами куда более крепкими и даже нецензурными.

Прежде, чем перейти к рассказу о трагических событиях в Мюнстере, немного поговорим о Реформации и протестантах.

Веселая жизнь «слуг Божьих»


Надо сказать, что движение сторонников реформации Церкви возникло не на пустом месте. Уже в конце первого тысячелетия новой эры разложение иерархов и рядовых священников католических Церкви достигло пугающего размаха. Достаточно сказать, что целый период истории Святого престола с 904 по 963 гг. носит официальное название «порнократия» – «правление блудниц» (pornocrazia romana, governo delle prostitute). Иерархи на местах, да и рядовые монахи тоже, не отставали. Ян Гус, например, писал, что священники пражской Тынской церкви Богородицы среди белого дня пытались изнасиловать прямо в алтаре замужнюю женщину, но были застигнуты на месте преступления. В результате этот храм пришлось освящать заново. А проверка, инициированная в то же время пражским архиепископом, выявила, что:

«Священники, стоящие во главе приходских храмов, открыто содержат наложниц и вообще ведут себя настолько невоздержанно и неблагопристойно, что производят этим великий соблазн среди паствы».

Чехия не была исключением, то же самое творилось в других странах, а Рим, резиденция глав католической церкви, на протяжении многих столетий считался вместилищем самых чудовищных пороков. Мартин Лютер так описывал свои впечатления от пребывания в «Святом городе»:

«Трудно представить, какие грехи и позорные дела совершаются в Риме. Для того чтобы поверить, нужно видеть и слышать всё это. Здесь бытует такая поговорка: «Если существует ад, то Рим построен на нем». Это бездна, из которой исходят все грехи».

В 1054 году произошло разделение прежде единой Церкви на католическую и православную (которую в Западной Европе и США называют ортодоксальной). Но уже в 991 году мы видим признаки ожесточенной борьбы Константинополя и Рима. В Несторианской летописи под 991 г. говорится, будто, узнав о том, что князь Владимир обращался к папе римскому, Константинопольский патриарх пишет ему:

«Недобро иметь отношения с Римом, ибо была баба Анна папою, идучи со кресты в Крещение, родила на улице и умерла… по той улице папы со крестами не ходят».

Речь идёт о предполагаемой папессе Иоанне, которая, якобы скрыв свой пол, исполняла обязанности римского папы в IX веке на протяжении 2-х лет 5 месяцев и 4-х дней (если верить некоторым средневековым авторам, на Святой престол она была избрана после смерти Льва IV – в 855 году.). О ней было рассказано в статье «Папесса Иоанна. Самая большая тайна Ватикана».

К 1204 году антагонизм между католиками и православными был так велик, что Балдуин Фландрский, первый император Латинской империи, оправдывая захват крестоносцами Константинополя, заявил:

«Греки-ортодоксы такие еретики, что самого Бога тошнит».

А некий швед Ботвид в 1620 году издал серьёзное исследование на тему «христиане ли русские»? Как вы, наверное, догадались, вывод был однозначным: не христиане.

В свою очередь, и на Руси католики считались еретиками. Известно, что ещё в эпоху первых Романовых цари мыли руки после общения с иностранными послами, а переход в католичество даже и XIX столетии считался серьезным уголовным преступлением. К протестантам со времен Петра I отношение было более благожелательное, однако миссионерская деятельность с их стороны также считалась недопустимой и жёстко пресекалась.

Но вернёмся на территорию Европы и посмотрим на ожесточенную борьбу идей, проходившую здесь на протяжении многих столетий.

Попытки оппозиции


Неудивительно, что и в простом народе, и в среде аристократов огромный успех имели альтернативные учения, например, богомильство в Болгарии и Чехии, и альбигойская (катарская) ересь в Окситании. Катары считали материю порождением мрака, человеческую душу – частицей светоносного эфира, а человеческое тело – ареной борьбы света и тьмы. Христос, по их мнению, был ангелом, явившимся указать путь к спасению. И, поскольку он не был человеком и Сыном Божьим, то не мог ни умереть на кресте (погибла лишь его бренная оболочка), ни воскреснуть. Личный пример имел огромное значение, и «совершенных» катаров узнавали по худобе, совершенно неприличной для добропорядочных служителей католической церкви.

О том, что теологические вопросы стали лишь поводом для расправы с катарами, говорит преследование вальденсов, которое проходило в те же годы и с не меньшей яростью. Существуют две версии происхождения названия «вальденсы». Согласно первой, оно было образовано от имени лионского купца Пьера Вальдо, по другой версии, вальденсы – это «люди долин» областей Дофине и Пьемонта (vaudois).

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Таким представлен Вальдо на мемориале Лютера в Вормсе

Вальденсы, в отличие от катаров, ни в коей мере не покушались на официальную теологию, но имели наглость порицать богатство и коррумпированность духовенства и требовать свободного чтения Библии. Этого оказалось достаточно, чтобы вальденсы были объявлены врагами церкви.

Впервые учение вальденсов было осуждено на III Латеранском соборе в 1179 году. И уже через 5 лет, в 1184 году, на соборе в Вероне они были отлучены от церкви. Через 10 лет был выпущен эдикт, предписывающий приговаривать выявленных вальденсов к сожжению. В 1215 году состоялся IV Латеранский собор, на котором в одинаковой степени были осуждены и ересь катаров, и движение вальденсов. И те, и другие были буквально утоплены в крови.

Однако мысли о необходимости реформы Церкви никуда не делись, и в XIV веке в Англии их высказывали и распространяли лолларды – последователи профессора семинарии Оксфордского университета Джона Уиклифа, которого часто называют «Утренней звездой Реформации».

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Wycliffe Statue in Washington National Cathedral

Уиклиф и его сторонники выступали за возврат к исконным христианским добродетелям, возражали против почитания икон, святых и светской власти римских пап, критиковали образ жизни монахов. Кроме того, в 1382 году Уиклиф перевел с латыни на среднеанглийский язык «Вульгату» («Общепринятую Библию» – Biblia Vulgata).

В Чехии ещё до Яна Гуса против многочисленных злоупотреблений иерархов католической церкви выступали Конрад Вальдгаузер и Ян Милич. Но особенно прославился Матвей из Янова, который в своих проповедях называл римского папу «двурогим зверем», иерархов – «служителями антихриста», и призывал изъять у Церкви излишнее и неправедно накопленное богатство. Кстати, именно ему принадлежала идея причастия мирян вином, а не одним хлебом. А Ян Гус, под обаяние которого попали даже король Вацлав IV и его жена София, требовал от иерархов невмешательства в светские дела, раннехристианского нестяжательства и признания, что единственным источником религиозных истин должна быть признана Библия. Он также выступал за отказ от взимания платы за церковные таинства:

«Даже последний грошик, который прячет бедная старуха, и тот умеет вытянуть недостойный священнослужитель – если не за исповедь, то за обедню, если не за обедню, то за священные реликвии, если не за реликвии, то за отпущение грехов, если не за отпущение, то за молитвы, а если не за молитвы, то за погребение. Как же не сказать после этого, что он хитрее и злее вора?»

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера

Ян Гус требовал и запрета индульгенций, осуждал практику продажи церковных должностей, утверждал, что несправедливый богач есть вор. В конце концов он дошел до тезиса о праве на непризнание власти, нарушающей божественные заповеди. После казни Яна Гуса Чехия вспыхнула на 15 лет (1419–1434 гг.), успешно сражаясь против немцев, поляков, литовцев, венгров, австрийцев, итальянцев, англичан, госпитальеров, тамплиеров и отразив один за другим 5 крестовых походов. Но эта маленькая страна истекла кровью и надорвалась в борьбе против всех. 30 мая 1434 года в битве под Липанами уставшие от войны и желавшие мира и компромисса чашники разбили фанатиков – таборитов и «сирот».

«Библия для мирян»


Новый импульс Реформации дало изобретение книгопечатания – в 1445 году. Виктор Гюго писал:

«До книгопечатания реформация была лишь расколом, книгопечатание превратило её в революцию».

До тех пор книги были чрезвычайно дороги, иметь хоть несколько могли позволить себе лишь аристократы и богатые монастыри. К тому же написаны священные тексты были на латыни, которую знали далеко не все грамотные люди средневековой Европы. А тем из них, что знали латинский язык, но не имели церковного сана, было запрещено самостоятельно читать и Ветхий Завет, и Евангелие – порой под страхом отлучения от церкви. Даже грамотные миряне должны были узнавать о божественных заповедях или жизни и деяниях Христа лишь от служителей церкви и только в их трактовке.

Талантливые проповедники были популярны не меньше, чем знаменитые поэты и музыканты. Кроме того, что-то узнать можно было, рассматривая стены церквей и соборов, которые были расписаны в соответствии с тем событием, в честь которого был построен и освящен данный храм (Богоявление, Рождество Христово, Вознесение Господне и так далее). Либо – повествовали о жизни святого, которому был посвящен данный храм – Иоанна Предтечи, Николая Чудотворца, Исакия, Софии, даже жён-мироносиц.

Теперь же, с появлением большого количества дешёвых книг, уследить за всеми читателями стало просто невозможно. А человеческая натура любопытна, и потому многие захотели узнать сокровенные тайны, доступные до тех пор лишь священникам и монахам.

А желающие заработать на этом любопытстве издатели стали заказывать переводы и выпускать Библии на местных языках. И выяснилось, например, что Папа Римский Бонифаций VIII (понтификат 1294–1303 гг.), мягко говоря, лукавил, когда говорил, что «половая связь с мальчиками не более греховна, чем потирание ладоней».

Оказалось, что в священных текстах написано совсем другое:

«Если кто ляжет с мужчиной, как с женщиной, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них» (Библия, Левит 20:13).

И апостол Павел в Послании к коринфянам утверждает, что

«мужеложники... Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9–10).

В результате в 1559 году по приказу папы Павла IV был издан печально знаменитый «Индекс запрещенных книг», в который вошли не только труды по магии, алхимии и астрологии, романы о короле Артуре, сочинения Эразма Роттердамского, Мартина Лютера и Талмуд, но также 30 переводов Библии и 11 переводов Нового Завета. Этот «Индекс» выдержал 32 издания и был отменён лишь в 1966 году.

Протестанты


В 1517 году Мартин Лютер, про которого говорили, что он «ухватил Папу за тиару, а монахов – за брюхо», опубликовал свои знаменитые тезисы. В Риме в это время правил папа Юлий II. Именно большое желание этого понтифика подзаработать на индульгенциях и спровоцировало выступление Лютера. И уже через 29 лет, в 1546 году, началась первая война между католиками и протестантами – Шмалькальденская, в которой армия императора Священной Римской империи Карла V, возглавляемая Франсиско де Толедо («железный герцог» Альба), противостояла лютеранским войскам восьми князей и одиннадцати городов. «Не мир, но меч» принесло европейцам вполне здравое и благое намерение реформировать и оздоровить церковь. И это было только начало многолетних религиозных войн, в ходе которых католики и протестанты буквально залили Европу кровью.

В 1534 году протестанты появились и в Англии, причем в приказном порядке – по воле короля Генриха VIII. Причина просто анекдотична: страстное желание Генриха VIII жениться на «динамившей» его Анне Болейн и нежелание Римского Папы Климента VII дать королю разрешение на развод с Екатериной Арагонской. По распространенной версии, именно Генрих VIII является автором песни «Зелёные рукава», якобы посвященной Анне Болейн – с очень красивой мелодией и текстом, который ужасает своей пошлостью и банальностью. Вот один из вариантов перевода, автором которого является С. Маршак:

«Я наряжал тебя в атлас
От головы до ног твоих,
Купил сверкающий алмаз
Для каждой из серег твоих.
Купил я красные чулки,
Расшитые узорами,
Купил тебе я башмачки
Нарядные, с подборами.
Купил гранатовую брошь,
Браслета два для рук твоих».

В общем, «юбки и жакеты, кольца и браслеты, разве я тебе не покупал»?
Средневековый английский блатной шансон.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Green sleeves, запись нот, датируемая 1598–1603 гг.

Любострастие Генриха VIII, желание Анны Болейн непременно стать королевой и упрямство папы Климента VII привели к появлению независимой от Рима Англиканской Церкви, жертвами которой стали десятки тысяч католиков и диссидентов. О том же Генрихе VIII писали, что он «приказывал вешать на одной виселице католика за то, что тот чтит папу, и кальвиниста за то, что он отрицает святость мессы». Дело отца продолжила его дочка Елизавета. Впрочем, были ещё и протестантские мученики – при Марии Тюдор.

Вернемся немного назад. В 1528 году Реформация победила в Берне, в 1536 – в Женеве. В том же году в Женеве случайно проездом оказался Жан Кальвин. В 1541 году он вернулся в этот город, был его диктатором до смерти в 1564 и, по словам Вольтера, «широко растворил двери монастырей, но не для того, чтобы все монахи вышли из них, но чтобы загнать туда весь мир». Прямо скажем, немногим бы понравилась жизнь в этом мрачном «Протестантском Риме» времён Жана Кальвина, где священники заходили в дома, чтобы проверить, в каких сорочках спят жены их прихожан, и нет ли на кухнях сладостей, а дети доносили на недостаточно благочестивых родителей. Но и кальвинистской Женеве до Мюнстерской коммуны было очень далеко.

Анабаптисты


Анабаптисты были самыми радикальными протестантами тех лет. Свое название (в буквальном переводе – «перекрещенцы») они получили потому, что считали таинство крещения несмышленых детей недействительным и требовали повторного крещения взрослых. Если бы дело лишь этим и ограничилось, никто бы о них сейчас, наверное, и не вспоминал. Однако анабаптисты требовали ещё и обобществления всего имущества. Некоторые из них были уверены в скором конце света и считали, что только они будут достойны спасения и вечной жизни. Другие полагали, что Царство Божие можно устроить и на земле и обещали его всем своим последователям.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Распространение движения анабаптистов в немецких землях и в Нидерландах в 1525–1550 гг.

Первые анабаптисты появились в Швейцарии, где они не ужились с местным авторитетом – Ульрихом Цвингли. Этот деятель Реформации был человеком властным и крутым, терпеть раскольников он не стал, и анабаптисты были изгнаны из Швейцарии. Многие из этих мигрантов приняли самое активное участие в Крестьянской войне в Германии в 1524–1526 гг., где нашли новых сторонников. Потерпев поражение, они перебрались в Нидерланды. Одним из них был немецкий скорняк Мельхиор Хоффман, который в 1525 году встречался с Лютером, побывал в Ливонии, Швеции, Дании и наконец в 1529 году осел в Нидерландах (в Восточной Фризии), обосновавшись в городе Эмден.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Мельхиор Хоффман на гравюре ван Зихема

В те времена считалось, что накануне Страшного суда явятся пророки Илия и Енох, которые будут жить среди людей и проповедовать на протяжении 1 260 дней. Хоффман объявил себя Илией. Скоро число его последователей (их называли мельхиоритами) достигло нескольких сотен человек, и он стал посылать своих «апостолов» в окрестные земли и города.

Ян Матис, пекарь из Харлема, и лейденский портной Ян Бейкелсзон добрались до германского города Мюнстера. Они сыграли огромную роль в событиях, о которых будет рассказано далее. Ян Матис даже превзошел учителя: потом будут говорить, что Хоффман «своим безумием и ораторскими способностями уступал лишь великому Яну Матису».

Но вернёмся в Эмден, где сторонники Хоффмана в результате выборов взяли под контроль городской магистрат и честно попытались воплотить в жизнь свои представления о «Новом Иерусалиме». Результатом стали серьезные религиозные волнения в Эмдене и других городах, в том числе – в Антверпене и Амстердаме. Однако зажиточные нидерландские купцы очень не хотели, чтобы кто-то делил их имущество. Требование обобществления имущества для местных буржуа было абсолютно неприемлемо и даже кощунственно.

И потому движение анабаптистов в Нидерландах было скомпрометировано. Хоффман перебрался в Страсбург, но в 1533 году был арестован там и остаток жизни провел в тюрьме (умер в 1543 году). А его «апостолы» – Матис и Бейкелсзон провозгласили, что в ближайшем будущем мир постигнет катастрофа и не выживет даже десятая часть людей. Лишь немецкий Мюнстер якобы избежит этой участи, поскольку это «город Господа» и «Новый Иерусалим» – здесь Бог спасёт обратившихся и обеспечит их всем необходимым.

От ужасов инквизиции к безумию анабаптистского Мюнстера
Мюнстер на средневековой гравюре

Именно Ян Матис стал первым вождём Мюнстерской коммуны, о который мы поговорим в следующей статье.
Автор:
Рыжов В. А.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх