ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

634 подписчика

Популярные статьи

Свежие комментарии

  • Кусаин Альменов
    Цитата из статьи: «Что интересно, после смерти Сталина под разоблачение культа личности он не попал, скорее наоборот,...Человек и эпоха. ...
  • Кусаин Альменов
    Цитата из статьи: «А вот в Великую Отечественную ему не повезло, точнее – он не был к ней готов как полководец.» Семе...Человек и эпоха. ...
  • Валерий Протасов
    Князя сделали правильно, встретив потенциального врага на подступах к русским землям. И совет Котяна был стратегическ...Советы половецког...

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта

Никола Жан де Дье Сульт был одним из тех маршалов Бонапарта, что обладали безусловным полководческим талантом. Некоторые исследователи говорят о пяти наиболее выдающихся и разносторонне одаренных соратниках Наполеона, включая в их число Даву, Ланна, Сюше, Массену и Сульта.

Однако, до уровня по-настоящему выдающегося полководца Сульт, которого в армии называли «железной рукой» и «мастером маневров», все же не дотягивал. Известны мнения по этому поводу Бонапарта и Веллингтона. По свидетельству доктора О’Мира, уже на острове Святой Елены Наполеон назвал Сульта

«отличным военным министром и очень хорошим организатором».

Однако продолжил Бонапарт так:

«когда дело доходило до исполнения разработанных им оперативных планов, то он уже не так хорош».

В свою очередь, Веллингтон писал:

«Сульт знал, как привести и расположить войска на поле битвы, но он плохо представлял себе, как использовать их в ходе сражения».

Удары войск, подготовленные Сультом, обычно были сокрушительными. Хэдли, например, называет его атаки «самыми ужасными, какие только можно представить». Но при этом Сульт часто терялся, если первый удар не приносил ожидаемого успеха, и не предпринимал необходимых усилий для перегруппировки вверенных ему подразделений.


С другой стороны, специалисты отмечают, что Сульт после неудачного сражения не впадал в депрессию, а начинал планировать новую операцию с «нуля» – как будто произошедшее его не касалось, и он только что прибыл к войскам, собираясь исправить чужие ошибки.

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта
Портрет Сульта работы неизвестного художника

Исследователи отмечают, что, будучи, безусловно, храбрым человеком, Сульт обычно не лез в самое пекло, стремясь увлечь за собой рядовых солдат, как Ланн, Мюрат или Ней, а старался контролировать ход боя, находясь на командном пункте. То есть вел себя именно как полководец.

Серьезным недостатком Сульта Наполеон считал его склонность к воровству и казнокрадству.

Надо сказать, что не без греха (мягко говоря) были и многие другие наполеоновские маршалы. Один Массена, который в Риме ухитрился ограбить даже принца Камилло Боргезе – будущего мужа Полины Бонапарт, и, по утверждению Стендаля, «воровал инстинктивно, как сорока», чего стоил. В деле казнокрадства и «собирании контрибуций» превзойти Массену кажется невозможным. Тем не менее уже в ссылке император однажды заявил:

«Мне следовало… расстрелять Сульта, самого большого грабителя».

Отмечал император и чрезмерное честолюбие Сульта. Дело дошло до того, что некоторые его подчинённые стали подозревать маршала в желании стать королем Португалии, о чем они и доложили императору. Наполеон выразил неудовольствие и в направленном Сульту письме посоветовал ему «перестать разыгрывать осла».

Утверждают также, что Бонапарт говорил потом:

«Ему (Сульту) нужно было отрубить голову или вовсе не обращать на него внимания, и я выбрал этот последний вариант».

А также, что, думая о Сульте, «помнит только Аустерлиц» (в этом сражении маршал, действительно был на высоте и сыграл огромную роль в разгроме коалиционной армии). Тем не менее недоброжелатели с тех пор стали с насмешкой называть Сульта «король Никола».

Насколько серьезными были монархические претензии Сульта?

Мнения историков по данному поводу разделились. Некоторые считают, что маршал был оклеветан недоброжелателями. Другие полагают, что Сульт действительно слегка переоценил свои силы и возможности, но вовремя остановился, сообразив, что очередной титул он может получить только от императора.

Юность полководца


Итак, Никола Жан де Дье Сульт родился 29 марта 1769 года (ровесник Ланна и Нея) на юге Франции в городе Сент-Аман, который сейчас носит его имя (Сент-Аман-Сульт).

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта
Дом, в котором родился Сульт

Его отец был нотариусом, и потому семья могла позволить обучение мальчика в одной из частных школ. После смерти отца материальное положение семьи значительно ухудшилось, и 16-летний юноша вынужден был завербоваться в один из королевских пехотных полков.

Через 6 лет он дослужился до звания сержанта, но офицерское звание, не будучи дворянином, получить не мог, и потому, отслужив срок, вышел в отставку. Накопленные за время службы деньги позволили будущему маршалу приобрести небольшую пекарню.

Шанс изменить судьбу Сульту, как и многим другим, дала революция.

На службе в республиканской армии


Начало военной карьеры Сульта в армии революционной Франции типично. Похожий путь прошли многие знаменитые генералы и маршалы тех лет.

Вначале – волонтерский батальон, в котором бывший сержант королевской армии в 1791 году был избран лейтенантом, а вскоре получил и звание капитана. Обратил на себя внимание начальства в битве у Кайзерслаутерна, отличился при штурме оборонительных позиций Вейссентура и во время осады форта Луи.

В 1794 году в армии генерала Журдана во время битвы при Флерюсе мы видим Сульта уже полковником и начальником штаба дивизии Франсуа Лефевра (будущий маршал). Хладнокровие и трезвый расчет Сульта весьма способствовали успешным действиям этой дивизии. По итогам сражения он получил звание бригадного генерала. Во время этой кампании Сульт принимал участие также в боях у Алтенкирхена, Лана, Фридберга, отбил атаки превосходящих сил противника в сражении у Герборна (под его началом тогда оказались три пехотных батальона и шесть кавалерийских эскадронов). Затем он разгромил один из австрийских отрядов у Рейт Эйга.

Семейная жизнь Сульта


В 1796 году Сульт женился на немке Луизе Берг – и на всю жизнь оказался под влиянием этой женщины, которая, что называется, вертела суровым генералом и маршалом, как хотела. Наполеон на острове Святой Елены утверждал:

«Почти невероятно, что этот человек, столь великий везде по характеру, раболепствовал в собственном доме».

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта
Р. Лефевр. Портрет жены Сульта Луизы с детьми

О сильном характере мадам Сульт вспоминал и адъютант маршала Альфред де Сен-Шаман, говоря, что каждый раз, встречаясь с ней, чувствовал себя «провинившимся мальчиком».

После поражения французов у Витории в 1813 году, Наполеон для исправления ситуации решил отправить в Испанию Сульта. Его жене императору пришлось пообещать значительную денежную компенсацию: на иных условиях она не соглашалась во второй раз отпускать муженька на Пиренейскую войну.

В этом браке родились трое детей. В настоящее время род маршала пресекся по мужской линии, но продолжается по женской: потомки маршала сейчас носят фамилию Рейль-Сульт.

Сульт и Массена


В 1799 году Сульт оказался в Швейцарской армии генерала Массены. Французские войска поначалу оказались в отчаянной ситуации. Армия Массены потерпела поражение в боях с превосходящими силами противника при Фельдкирхе и Цюрихе. Теперь 26-тысячной французской армии противостояли австрийские войска эрцгерцога Карла и генерала Хотце (до 45 тысяч человек), а также русский корпус Римского-Корсакова (около 25 тысяч солдат и офицеров). Из Италии должна была придти победоносная армия А. Суворова. Но эрцгерцог, повинуясь приказу императора, увел свои войска из Швейцарии – за три дня до начала движения армии Суворова, который потом, узнав об этом решении Франца II, заявил, что тот «либо сошел с ума, либо у него ума и вовсе не было».

Массена соединения армий противника ждать не стал. В сражении 25–26 сентября он атаковал войска Римского-Корсакова, а Сульт нанес поражение австрийцам (генерал Хотце погиб в том бою). Суворову пришлось срочно пересматривать план своих действий и с боями вырываться из альпийской ловушки.

Но как же следует оценивать итоги действий Суворова и Массены во время перехода русской армии через Альпы?

Разумеется, войска Массены не были разбиты, но Суворов в тяжелейших условиях сделал именно то, что собирался сделать: не допустил полного уничтожения либо пленения своей армии (в которой, между прочим, находился царевич Константин Павлович).

Джоэл Тайлер Хэдли писал:

«Нет ничего подобного в современной истории, как переход Суворова через Гларус в окружении превосходящего врага. Суворов... вел свою армию через Прагель по грудь в снегу, сражаясь с противником на каждом шагу».

Именно поэтому Альпийский поход Суворова произвел такое впечатление на современников: русская армия, действительно, совершила практически невозможное.

Андре Массена, который имел численное преимущество и контролировал горные перевалы, напротив, поставленную перед ним задачу не выполнил. Он не смог ни уничтожить армию Суворова, ни принудить её к капитуляции. Так что лично Суворову Массена все-таки проиграл.

Но, разбив войска Римского-Корсакова и Хотце, он не допустил соединения с ними армии Суворова и вторжения неприятельских войск на территорию Франции. И потому его действия в Швейцарии признаются вполне успешными.

В ноябре 1799 года, вернувшийся из Египта генерал Бонапарт совершил государственный переворот и стал Первым консулом. Сульт в это время находился в армии Массены. Позже, представляя его Бонапарту, Массена сказал:

«Немногие равны ему по суждениям и храбрости».

Новая война не заставила себя ждать. Начало кампании1800 года было для французов неудачным. Австрийцам удалось разъединить армию Массены: командующий с частью войск был заперт в Генуе, генерал Сюше отступил к реке Вар.

Сульт тогда оказался вместе с Массеной в Генуе. Во время одной из вылазок, он был ранен в колено и попал в плен. Впрочем, вскоре после сражения при Маренго (14 июня 1800 г.) состоялся обмен военнопленными и Сульт вернулся на родину.

На пути к маршальскому званию


Наполеон оценил и лояльность Сульта, и его способности.

После опалы чересчур независимого Ланна, который был снят с должности командующего всех частей Консульской гвардии, Сульт стал командиром гвардейской лёгкой пехоты. А после коронации Наполеона Сульт вошёл в число первых маршалов империи.

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта
Луи-Анри де Руддер. Портрет маршала Сульта

В Булонском лагере, где собирались войска для предполагаемого вторжения в Англию, Сульт получил командование над IV корпусом Великой армии. Его требования к подготовке и дисциплине были так высоки, что некоторые офицеры стали жаловаться на него императору. Сульт сказал Бонапарту:

«Те, кто не могут вынести то, что я сам делаю, пусть остаются дома. Оставшиеся смогут завоевать мир».

Маршал Сульт. Железная рука Бонапарта
Маршал Сульт на гравюре Л.Ф. Шарона по оригиналу Обри

Как известно, англичане сумели тогда избавиться от угрозы вторжения, организовав новую, уже третью по счету антифранцузскую коалицию. И сражаться с корпусами Булонского лагеря пришлось не британцам, а русским и подданным австрийского императора.

Апогеем той кампании стало знаменитое Аустерлицкое сражение, где главными героями с французской стороны стали Даву и Сульт. Войска правого фланга маршала Даву увлекли за собой и сковали боем три из шести колонн коалиционной армии. Корпус Сульта нанес сокрушительный удар по союзным войскам, спустившимся с Праценских высот, а потом – занял эту ключевую позицию.

Аустерлиц: звездный час маршала Сульта


Согласно плану, составленному Ф. Вейротером, русско-австрийские войска были тогда разделены на шесть колонн. Первые три (ими командовал Ф. Ф. Буксгевден) должны были нанести удар по правому флангу французской армии, который возглавлял маршал Даву.

При этом французов было решено ещё и обойти – таким образом фронт на этом направлении союзники растянули аж на 12 верст. Четвертая колонна занимала
господствующие над местностью Праценские высоты. Входившими в нее австрийскими частями командовал Коловрат, русскими – Милорадович. Здесь же находился главнокомандующий союзной армией – М. И. Кутузов.

Левому флангу французской армии, против которого были направлены Пятая и Шестая колонны, особого значения не придавалось. Между тем сам Бонапарт считал удар по нему наиболее опасным для себя, так как именно здесь была единственная дорога (в сторону Брюнна), по которой его армия смогла бы отступить в случае поражения.

С началом битвы войска французского правого фланга стали медленно отступать, увлекая за собой три колонны союзников. Наконец, и Четвертая колонна стала спускаться с Праценских высот.

«Не надо мешать противнику, который совершает ошибку»,

– с удовольствием прокомментировал это движение Бонапарт.

А потом был «фирменный» страшный удар Сульта. Генерал русской службы Александр Ланжерон (французский эмигрант, похоронен в Одессе) писал, что Четвертая колонна союзников «была раздавлена и рассеяна менее чем в полчаса».

Наполеон, наблюдавший за этим избиением, назвал Сульта «самым превосходным тактиком в Европе».

Три колонны Буксгевдена продолжали свое бессмысленное движение, удаляясь от других частей. И лишь бригада молодого генерала Николая Каменского, героя Швейцарского похода Суворова, ещё сохраняла некоторую связь между гибнущей Четвертой колонной и частями Буксгевдена. Скоро эта бригада была окружена, но с большими потерями все же вышла к основной армии.
Пятую и Шестую колонны коалиционной армии в это время атаковали корпуса Ланна и Бернадота, поддержанные кавалерией Мюрата.

Русско-австрийская армия оказалась расчленена и потеряла управление. В 11 часов был отдан приказ ко всеобщему отступлению, но Буксгевден начал отводить свои войска лишь около часа дня. Французские войска в это время действовали уже в тылу Второй и Третьей колонн. Им удалось уничтожить мост через реку Литаву – в результате Третья колонна была практически полностью уничтожена. Первая и Вторая колонны понесли большие потери, отступая через теснины между озёрами.

А. Ланжерон с горечью вспоминал:

«Я был уже свидетелем проигранных битв, но я не мог даже себе представить такого разгрома... солдаты бросали ружья и не слушались больше, ни офицеров, ни генералов. Последние кричали на них, но совершенно бесполезно, и бежали так же, как и те».

Русско-австрийская армия потеряла 15 тысяч человек убитыми и ранеными, ещё 20 тысяч солдат и офицеров попали в плен (среди них – 8 генералов). Французы захватили также 45 знамён и 180 орудий. Французская армия потеряла около 9 тысяч человек.

Но дело было не только в людских и материальных потерях.

До Аустерлицкого сражения в течение почти 100 лет (после Прутской катастрофы Петра I в 1711 году), российская армия не проиграла ни одного генерального сражения. И потому поражение при Аустерлице произвело страшное впечатление на российское общество.

Сардинский посланник в России Жозеф де Местр свидетельствует:

«Здесь (в Петербурге) действие Аустерлицкой баталии на общественное мнение подобно волшебству. Все генералы просят об отставке, и, кажется, будто поражение в одной битве парализовало целую империю».

Сульт справедливо гордился своим вкладом в победу при Аустерлице и позже был разочарован, когда Наполеон дал ему титул герцога Далматского, а не Аустерлицкого. Однако император ни с кем не хотел делиться славой победителя при Аустерлице.

В следующей статье мы продолжим рассказ о маршале Сульте.
Автор:
Валерий Рыжов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх