Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

«История пишется, чтобы установить строгую истину» Плиний Младший.

Читать

новые читатели

169 пользователям нравится сайт istoriavsem.mirtesen.ru

О сайте

Последние комментарии

M T
Урок Родезии тяжел: это место, где цивилизация - пусть и далеко не идеальная - проиграла дикости!
Н…
M T Уроки Родезии
Алексей Т.
Анатолий Дмитриев
КОЦО СИЛЯВСКИ
КОЦО СИЛЯВСКИ
Алексей Т.
КОЦО СИЛЯВСКИ
сергей water
Александр Серов
николай евдокимов

Поиск по блогу

Рыцари кочевых империй (часть 1)

развернуть

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

(Редьярд Киплинг «Баллада о Западе и Востоке»)



Мы познакомились с «рыцарями из «Шахнаме», то есть описанными великим Фирдоуси, и теми, кто затем им наследовал, и оказалось, что очень многое у западного рыцарства как раз и было заимствовано на Востоке. Но ведь была еще и далекая Азия, Азия диких степей и предгорий. Именно оттуда волна за волной накатывались на Европу нашествия различных племен. И так или иначе, но они своего добились – уничтожили существовавший там жизненный уклад, да так, что только лишь одна Византия – оазис цивилизации среди языческих и варварских государств и уцелела, поражая всех своей высочайшей культурой. Но было ли нечто такое, что роднило бы воинов кочевых империй с рыцарями Западной Европы и восточными воинами Передней Азии и Ирана? Ответить на этот вопрос не так-то и легко. Прежде всего потому, что для современников тех далеких событий – жителей государств с оседло-земледельческой культурой – мир степи всегда являлся «миром незнаемым».

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Битва между монголами. «Джами ат-таварих» («Сборник летописей») Рашид-ад-дина Фазлуллаха Хамадани. Первая четверть XIV века. Государственная библиотека, Берлин.

Так, например, немало повидавший в своей жизни бывший крестоносец Гильом Рубрук в сделанных им записках о своем путешествии к правителю Монгольской империи так и написал: «Когда мы вступили в среду этих варваров, мне... показалось, что я вступаю в другой мир». И действительно, жизнь степняков отличалась от того, что было привычно для горожан и земледельцев Запада.

Еще римский историк Аммиан Марцеллин писал о степняках: «Они... кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы, с кибитками, в которых они проводят жизнь... Никто не может ответить на вопрос, где его родина: он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше. Кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучаются переносить голод, холод и жажду». Картина нарисована яркая, однако не слишком правдоподобная, поскольку как раз в лесах-то кочевники и не кочевали. Нечего им было делать и слишком высоко в горах, а вот засушливые степи и знойные полупустыни, где земледелием заниматься невозможно, как раз и были главным местом их проживания. Кочевники (или номады) разводили здесь скот, питавшийся травой. Мясом и молоком домашних животных, в свою очередь, питались люди, ценившие скот как главный показатель своего благосостояния.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Торжественный прием хана и хатуни. Иллюстрация из «Сборника летописей» («Джами‘ ат-таварих») Рашид-ад-дина Фазлуллаха Хамадани, первая четверть XIV в. (Государственная библиотека, Берлин)

Животным все время требовалась смена пастбищ, и скотоводы были просто вынуждены по несколько раз за год перемещаться из одного места в другое. В силу такого уклада жизни самым распространенным типом жилища у номадов стали различные варианты легкоразборных конструкций, покрытых шерстью или же кожей (юрта, палатка или шатер). По этой же причине вся их домашняя утварь была очень немногочисленной, а посуду делали из таких небьющихся материалов, как дерево и кожа). Одежда и обувь шились, как правило, из кожи, шерсти и меха – всех тех природных материалов, которые давала им сама жизнь.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Киргизская юрта близ озера Сон-Куль (Нарынская область, Киргизия).

Однако кочевые народы (например, те же гунны) умели обрабатывать металлы, изготавливать из них орудия труда и оружие, а также делать золотые и серебряные украшения. Они научились выращивать просо, хотя и в недостаточном количестве, и печь из него хлеб. Чего особенно не хватало кочевникам, так это тканей, сотканных из растительного волокна, которые они, как, впрочем, и многое другое, выменивали или же отнимали у своих оседлых соседей.

Естественно, что такая экономическая система была достаточно зависимой от природных условий, поскольку скот – не зерно, которое можно накапливать практически в неограниченных количествах. Засуха, снежный буран, эпидемия могли буквально за одну ночь лишить кочевника всех средств к существованию. С одной стороны, это было ужасно, с другой – только увеличивало сплоченность каждого такого рода-племени, потому что в случае подобной беды на помощь сородичу приходили все соплеменники, снабжавшие его одной-двумя головами скота. В свою очередь и от него ожидали того же. Поэтому среди кочевников каждый человек совершенно точно знал, к какому племени он принадлежит, и где располагаются места его родных кочевий: случись несчастье, придет старость или болезнь – сородичи всегда придут на помощь, найдут для него кров, помогут и пищей, и скотом.

Такая суровая жизнь требовала также сплочения всех членов кочевого сообщества под началом у самых опытных и авторитетных людей — вождей и старейшин. Именно они решали, где та или иная семья должна пасти свой скот, когда и куда на сочные пастбища перекочует все племя. В засушливые годы, когда пастбищ на всех не хватало, столкновения были неизбежными, и тогда все мужчины должны были вооружаться и, оставив хозяйство на женщин, отправляться в поход на соседей – таких же кочевников, нарушивших их пастбищные угодья.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Хан путешествует. Иллюстрация из «Сборника летописей» («Джами‘ ат-таварих») Рашид-ад-дина Фазлуллаха Хамадани, первая четверть XIV в. (Государственная библиотека, Берлин)

Причины, толкнувшие кочевников на их разрушительные походы и массовое переселение, относятся к одним из самых труднообъяснимых в истории. По мнению одних ученых, они были вызваны климатическими изменениями. Другие считают, что виной всему «человеческий фактор» – то есть воинственная и жадная природа кочевых народов. Третьи усматривают их во влиянии космических факторов... Пожалуй, наиболее разумным можно считать следующее объяснение: «чистые» кочевники вполне могли обойтись и продуктами своего стада, но были при этом достаточно бедными. Между тем, номадам требовались изделия ремесленников, которые сами они произвести не могли, изысканные украшения для вождей, а также их жен и наложниц, дорогом оружии, шелке, изысканных винах и прочих продуктах, производимых земледельцами. Когда земледельческие соседи были достаточно сильными – кочевники с ними торговали, когда слабыми – садились на коней и отправлялись в набег. Нередко с оседлых народов взималась дань, либо их принуждали откупаться от нашествий ценой богатых «подарков», которые попадали в руки кочевой знати и укрепляли ее авторитет.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Монголы угоняют пленных. Иллюстрация из «Сборника летописей» («Джами‘ ат-таварих») Рашид-ад-дина Фазлуллаха Хамадани, первая четверть XIV в. (Государственная библиотека, Берлин)

Рассматривая кочевые сообщества, подчас представлявшие собой самые настоящие «кочевые империи», нельзя не заметить, что «внеэкономическое принуждение» было обращено в них в основном против «чужих», т. е. основная часть богатств, собиравшихся с физически зависимых людей, добывалась вне степи.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Цельнодеревянный египетский лук 1492–1473 гг. до н.э. Длина 178 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Вопреки распространенному суждению, номады не стремились к непосредственному завоеванию территорий земледельческих государств. Гораздо выгоднее было эксплуатировать соседей-земледельцев на расстоянии, поскольку если бы они поселились среди них, то для управления обществом аграриев кочевникам пришлось бы «слезть с коня», а этого им просто не хотелось. Вот почему и гунны, и тюрки, и уйгуры, и монголы старались прежде всего нанести своим оседлым соседям военное поражение, либо запугать их угрозой истребительной войны.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Обломок древнеегипетской стрелы с ушком для тетивы. Находка в Дель-эл-Бахри, 2000 г. до н.э. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Под стать особенностям своего быта и характеру взаимоотношений с другими народами должно было быть и оружие кочевых племен. Простой, цельнодеревянный лук, пусть даже он и был очень мощным, для кочевника не годился: он был слишком большим, тяжелым и неудобным для стрельбы с коня. Зато небольшой, удобный для конника лук из одного только дерева нельзя было сделать достаточно мощным. Выход был найден в конструкции сложносоставного лука, который выделывался из таких материалов, как дерево, рог и сухожилия. Такой лук имел меньшие размеры и вес, и потому был более удобным оружием для всадника. Стрелять из таких луков можно было стрелами более легкими, чем те, которыми стреляли из цельнодеревянного европейского лука знаменитые английские лучники, и на значительно большое расстояние. Это же позволяло иметь при себе значительное количество стрел.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Турецкий лук 1719 г. Длина 64,8 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Изготовление таких луков было настоящим искусством, требовавшим рук опытного мастера. Отдельные детали лука нужно было сначала вырезать из дерева и роговых пластинок, затем склеить, а вареными жилами обмотать места соединения. Готовый вчерне лук затем просушивали в течение... нескольких лет!

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Сабля X-XIII в. Длина 122 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Сырьем для клея являлись плавательные (воздушные) пузыри осетровых рыб. Их очищали от наружной пленки, разрезали и, набив соответствующими травами, сушили на солнце. Затем мастер измельчал их… жеванием, а получившееся «зелье» варил на огне, понемногу подливая воду. О прочности такого склеивания говорит хотя бы тот факт, что почти все обнаруженные археологами остатки склеенных им луков так и не расклеились от времени, хотя пролежали в земле по нескольку столетий!

Чтобы защитить луки от сырости, их оклеивали берестой или же обтягивали выделанной кожей, для чего применялся самый лучший клей, после чего их еще и покрывали лаком. Тетиву изготавливали из жил, которые для большей прочности оплетались еще и нитями из шелка. В процесс изготовления лука на всех его составных частях из рога протачивались канавки, которые в точности повторяли соответствующие выступы на деталях из дерева. Поэтому такой лук, будучи склеенным, получался исключительно прочным, да еще его и делали так, чтобы со спущенной тетивой он изгибался в обратную сторону. Вот почему при боевом натяжении степень изгиба лука была исключительно велика, а, следовательно, велика и дальность стрельбы, и его убойная сила, что в открытой степи имело решающее значение. Сами стрелы кочевые народы делали из стеблей камыша, тростника, бамбука, а самые дорогие были составными и склеивались каждая из четырех реек. При этом применялись такие сорта древесины, как орех, ясень, кедр, сосна и ива. Кроме стрел с прямым древком были и такие, что из-за своей формы назывались «ячменное зерно» или же несколько утолщавшиеся в сторону наконечника. Для поддержания равновесия в полете хвостовую часть древка стрелы оперяли двух- и трехсторонним оперением, которое делали из перьев крупных птиц. Чтобы стрела с тетивы не соскальзывала, на ней обязательно проделывалось «ушко», в которое входила тетива при натяжении лука. Наконечники могли быть разной формы, в зависимости от того, по какой цели делался выстрел: одни предназначались для поражения воинов в доспехах, другие – лошадей противника. Иногда наконечники стрел снабжались костяными либо бронзовыми «свистульками», которые, во-первых, издавали в полете пугающий звук, а во-вторых, защищали древко стрелы у наконечника от раскалывания при ударе о твердые предметы, например, о воинские доспехи.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Колчан и налуч из кожи XV - XVI вв. Монголия или Тибет. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Древки стрел очень часто окрашивали, а также метили, чтобы знать – стрела какого воина или охотника оказалась «удачливее» других. Чаще всего брали красную краску, но применяли также черную и даже синюю, хотя скорее всего такие стрелы должны были чаще теряться, так как их было трудно заметить в тени.

Стрелам требовалась хорошая балансировка, а еще они должны были быть хорошо высушены и защищены от сырости. Вот почему и луки, и стрелы носились в специальных чехлах: налуч служил для лука, а колчан – для стрел. Колчаны изготавливались обычно из бересты и очень редко из дерева. Затем их обтягивали тонкой выделанной кожей и богато украшали покрытыми резьбой костяными накладками, углубления на которых заполнялись разноцветными пастами. Кроме берестяных, известны также колчаны из кожи, которые могли быть украшены и вышивкой, и тиснением. Колчаны из бересты обычно расширялись к основанию, чтобы не сминалось оперение стрел, которые в такие колчаны укладывались наконечниками вверх. Налуч и колчан конные воины носили пристегнутыми у седла: налуч – слева, колчан – справа. Носили их и у пояса, но вряд ли воины-кочевники злоупотребляли этим способом – ведь для того у них и был конь, чтобы избавить себя от лишнего груза. Впрочем, колчаны носили и на ремне за спиной. Тогда стрелы в них вставляли наконечниками вниз, а сам колчан одевался наискось, чтобы их было удобно доставать через плечо.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Колчан из дерева и кожи XIII – XIV вв. Длина 82,6 см. Монголия или Тибет. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

О боевой силе луков кочевых племен свидетельствуют многочисленные источники, а уже в наше время – проводившиеся испытания в природных условиях. На охоте бегущий олень был убит одной стрелой на расстоянии в 75 м. Таким способом было убито восемь оленей в течение одного дня. Два взрослых медведя были убиты на расстоянии в 60 и 40 м, причем первому стрела попала в грудь, а второму – прямо в сердце. В другом случае мишенью служил манекен, на который была надета кольчуга из булатной стали XVI века. Стрела имела стальной наконечник и была выпущена из лука весом 34 кг с расстояния в 75 м. И попав в него, она смогла пробить кольчугу, после чего углубилась в сам манекен на 20 см. Отмечалось, и не раз, что дальнобойность многих турецких луков превышала 500 шагов. Пробивная же сила их была такова, что и на самом большом расстоянии пущенные стрелы вонзались в дерево, а на 300 шагов могли пробить дубовую доску толщиной в 5 см!

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Битва конных лучников. Иллюстрация из «Сборника летописей» («Джами‘ ат-таварих») Рашид-ад-дина Фазлуллаха Хамадани, первая четверть XIV в. (Государственная библиотека, Берлин)

Увеличения дальности полета стрелы получали и стрельбой на скаку в направлении выстрела. В этом случае она возрастала на 30 – 40%. Если же стреляли еще и по ветру, то можно было ожидать, что стрела полетит значительно дальше. Поскольку при выстреле из столь мощного лука удар тетивы по руке был весьма болезненным, стрелок должен был носить специальное защитное приспособление: кольцо из меди, бронзы или серебра, нередко со щитком и выемкой для стрелы на большом пальце левой руки (бедняки – те довольствовались кольцами из кожи!) и манжету-напульсник из кожи (или деревянную либо костяную пластину) на левом запястье. При той технике натяжения тетивы, которую применяли монголы, кольцо надевали еще и на большой палец правой руки.

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Кольцо лучника. Золото, нефрит. XVI – XVII вв. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Искусству стрельбы номады обучались с самого раннего детства, так что ее приемы отрабатывались у них до автоматизма. Взрослый кочевник мог стрелять в цель, совершенно не задумываясь и почти не целясь, а, следовательно, и очень быстро. Поэтому он мог выпустить в минуту по 10 – 20 стрел!

Рыцари кочевых империй (часть 1)

Пластина для защиты от удара тетивой, сделанная из кости. XVI в. Дания. Длина 17,9 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

У многих кочевых народов было в обычае иметь при себе не один, а два лука – большого размера и малый. В частности, два лука, по сообщениям современников, имели монголы. При этом у каждого было по два-три колчана по 30 стрел в каждом. Отмечалось, что монгольские воины применяли обычно стрелы двух видов: легкие, с небольшими шиловидными наконечниками для стрельбы на большие расстояния, и тяжелые, обычно с плоскими широколезвийными наконечниками – использовавшиеся против противника без доспехов или же на близком расстоянии при стрельбе по лошадям. Железные наконечники в процессе изготовления всегда подвергались закалке: сначала их нагревали до красного каления, а затем опускали в соленую воду и тщательнейшим образом затачивали, что позволяло пробивать ими даже металлические доспехи.

Рыцари кочевых империй (часть 1)


Продолжение следует…
Автор: Вячеслав Шпаковский

Источник →

Ключевые слова: история, Обувь
Опубликовал Игорь Сипкин , 17.05.2017 в 03:58

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook