Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

«История пишется, чтобы установить строгую истину» Плиний Младший.

Читать

новые читатели

344 пользователям нравится сайт istoriavsem.mirtesen.ru

О сайте

Последние комментарии

Имярек Имярек
... ... ... ... ... ... ...
Имярек Имярек Через день он выдал всех: как советские спецслужбы бандеровцев раскалывали
Valeriy Klimov
Buú
Buú
Buú
Галина Двинянинова
Лаврентий Палыч Берия
Алла Сидорова
Buú
Buú

Поиск по блогу

Русские армии: Подвиг их бессмертен, слава их подзабыта

развернуть

Русские армии: Подвиг их бессмертен, слава их подзабыта

Три великих сражения, оставшиеся в тени отечественной истории

На фото: экспонат выставки "Военное прошлое русского народа". "Бегство прусского короля Фридриха II после разгрома его армии русскими войсками при Кунерсдорфе, август 1759 года"

Александр Евдокимов

Не всем победам армии России одинаково повезло. О многих славных викториях героических предков мы вспоминаем часто и воздаем должное их творцам и рядовым чудо-богатырям. А вот другие их, порой не менее великие свершения, по разным причинам оказались в тени. И оказались зачастую абсолютно несправедливо.

В этом материале мы вспомним только три легендарные сражения, в ходе которых нашим воинам удалось победить, но о которых, к сожалению, сейчас знают далеко не все. Хотя по своей значимости, а также мужеству и героизму защитников нашей Родины, они не уступали, например, легендарным Куликовской, Бородинской и Сталинградской битвам.

Упущенный шанс Кунерсдорфа

Сражение при Кунерсдорфе, состоявшееся 1 августа 1759 г., по всем писаным и неписаным правилам должно было поставить жирную точку в Семилетней войне, сделав ее максимум пятилетней. Но этого вопреки всякой логике и элементарной справедливости не случилось.

Причиной упущенной окончательной победы союзной русско-австрийской армии над прусской стало как раз то, что она была союзной. Партнеры по коалиции, как случалось не раз в истории, не смогли поделить недоразгромленную Пруссию талантливого, но авантюристичного короля Фридриха II.

Близость окончательной виктории вскружил голову российским командующим и заставила быть максимально подозрительными австрийских. Никто не хотел уступить кусок общего победного пирога пожирнее. В итоге многолетние усилия пошли прахом.

Немолодому и очень талантливому командующему П.С. Салтыкову, вероятно, было обидного вдвойне. В успех его войск верили так же мало после топтания на месте предшественников, как в современную сборную по футболу Станислава Черчесова. Но точно так же скептики просчитались — русская армия тогда преподнесла сюрприз.

Притом, что в ходе сражения даже самому многоопытному Фридриху показалось, что его войска смогли нанести поражение союзникам. Он даже велел отправить в Берлин победную реляцию.

И нельзя сказать, что сильно поторопился. Русская армия фактически потеряла свой левый фланг и значительную часть артиллерии. Казалось, осталось только ввести хитроумному королю в бой кавалерию под командованием прославленного Зейдлица — и союзники побегут…

Но тут прусские кавалеристы столкнулись буквально со стеной, в которую превратились собравшиеся для последнего боя русские воины. В результате конный кулак Ф.В. Зейдлица увяз в тяжелых и кровопролитных схватках и потерял свою пробивную силу.

Почувствовав слабину противника, уже Салтыков бросил в бой свои кавалерийские силы — и наступил перелом. Прусская армия потеряла свою хваленую дисциплину, побежала к возведенному накануне мосту через Одер и в итоге была практически полностью разгромлена.

Развей успех русско-австрийские войска — ничто не спасло бы Пруссию от полного поражения, но этого не случилось. Фридрих получил так нужную ему передышку, которая позволила дотянуть до еще более счастливого для себя события — восшествия на престол в России, пусть ненадолго, пропрусски настроенного императора Петра III. Так победа при Кунерсдорфе оказалась полностью обесцененной, а потому теперь и редко вспоминаемой.

Чудо у Клястиц

На вопрос о том, какое сражение в ходе Отечественной войны 1812 года было главным, вряд ли кто-то даст иной ответ, кроме Бородинского. Фактически так и есть, но, скажем так, географически куда более важной была схватка у маленького белорусского местечка Клястицы 18−20 июля 1812 года, ведь там решалась судьба настоящей столицы России — Санкт-Петербурга.

Если бы неприятельскому корпусу под командованием маршала Н. Удино удалось окружить и разгромить уступающие по численности русские войска во главе с генералом П.Х. Витгненштейном, то путь к городу на Неве был бы открыт. В этом случае была бы высока вероятность реального, а не чисто символического после захвата и сожжения Москвы поражения России.

Но удача, помноженная на мужество и героизм русского солдата, сопутствовала нашим пращурам. Во-первых, французы опрометчиво для себя разделили свои силы. Вместо того чтобы наступать одним мощным кулаком на Санкт-Петербург, они отправили корпуса маршала Ж. Макдональда к Риге. Это дало небольшой, но все же шанс Витгенштейну и самому спастись, и спасти столицу от захвата.

Шанс этот был в молниеносной атаке, которую французы не ожидали. И она удалась авангарду под командованием Я.П. Кульнева. Ему, к сожалению, смертельно раненному, и его бойцам удалось разгромить значительную часть сил Удино, которые тот, на счастье российских командиров, вводил в бой разрозненно.

В результате его 28-тысячный корпус потерял более трети своего состава. Потери 17-тысячного войска Витгенштейна были в несколько раз меньше. Но самое главное, противник не смог прорваться к Петербургу и фактически перешел на этом важнейшем направлении к обороне.

Неудача Удино настолько встревожила Наполеона, что он решил отправить подкрепление ему в виде корпуса Л. Де Сен-Сира. Бонапарт, видимо, всерьез опасался полного разгрома на северном фланге. Поэтому не пожалел частей, которые ему были очень нужны на главном, как ему казалось, московском ТВД. Таким образом, в ходе сражения под Клястицами русской армии удалось не только обезопасить новую столицу, но и косвенно посодействовать итоговому успеху в битве за старую.

Крепость Баязет

Русско-турецкая война 1877−1878 гг., так уж сложилось, прочно ассоциируется в общественном сознании с освобождением Болгарии, героической обороной Шипки и штурмом Плевны. Между тем, не менее, а в чем-то и более ожесточенные бои шли на другом, кавказском участке фронта, где бессмертной славой овеяли себя защитники крепости Баязет.

Удивительно, но в этом месте чудеса героизма русские воины продемонстрировали дважды. Первый — в 1828 г., когда даже не гарнизон, а всего лишь небольшое подразделение генерал-майора П.В. Попова вместе с армянскими ополченцами вступило в отчаянный бой с многократно превосходящим по численности противником.

Так что в 1877 г. у историков могло возникнуть ощущение дежа-вю. Практически те же самые противники снова повторили почти 50-летней давности события, только в многократно большем объеме. Оборонять Баязет пришлось в этот раз не два дня, а 23. И выдержать не только штурм, но и жуткую осаду.

Бойцы под командованием простого капитана Ф.Э. Штоквича сотоварищи, а также милиционеры полковника Исмаил-хана Нахичеванского больше страдали не от неприятельских пуль, а от жажды и голода. Запасов хлеба, точнее, сухарей было мало, но главная проблема была в отсутствии доступа к питьевой воде. Многочисленные вылазки за нею несильно улучшали положение осажденных. Стоит добавить к ужасам осады страшное зловоние от разлагающихся на солнце трупов. В общем, выдержать пришлось настоящий ад.

Турецкие войска под командованием Фаик-паши не раз предлагали капитуляцию, но каждый раз гарнизон эти предложения мужественно отвергал. Именно за эту несгибаемость герои обороны Баязета были потом награждены, причем Штокович и Исмаил-хан были удостоены ордена Святого Георгия IV степени.

Героизм защитников Баязета, воспетый в одноименном романе Валентина Пикуля, во многом потом повторил гарнизон легендарной Брестской крепости. Конечно, сравнивая эти два великих события в военной истории России, невозможно не отметить их поразительное духовное единство.

Времени не подвластны

Конечно, упомянутые нами великие сражения не канули полностью в вечность, память о них жива. Просто, как говорится, в их оценке что-то пошло потом не так, в результате, как в песне из кинофильма «Офицеры» поется, «от героев иных эпох не осталось порою имен». Победа под Кунерсдорфом оказалась девальвированной потом политическими играми. Сражение под Клястицами померкло на фоне грандиозной Бородинской битвы.

Не повезло в каком-то смысле и защитникам Баязета — их великий подвиг, так уж случилось, был совершен в стратегическом смысле на второстепенном направлении боевых действий. Кстати, это обстоятельство отчасти объясняет, почему оборонявшим Баязет пришлось долго ждать помощи, которая в лице отряда генерал-лейтенанта А.А. Тергукасова подошла с огромным, как представляется теперь, опозданием.

Но все это не умаляет величие мужества тех, кто сражался под Кунерсдорфом, кто бился отчаянно под Клястицами, кто умирал, но не сдавался в Баязете.

Источник


Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовал Игорь Сипкин , 08.08.2018 в 06:01

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook