Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

«История пишется, чтобы установить строгую истину» Плиний Младший.

Читать

новые читатели

145 пользователям нравится сайт istoriavsem.mirtesen.ru

О сайте

Последние комментарии

николай евдокимов
Игорь Сипкин
iva ignatov
FEDOR Zagorskiy
Валерий Александрович Проскурнин
M T
Алексей Т.
КОЦО СИЛЯВСКИ
Геннадий Леонов
Разговор... а где дела!!!
Геннадий Леонов Царское золото и недвижимость - кто и сколько должен России?
Алексей Т.

Поиск по блогу

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком

развернуть

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком

Первые бои Советско-Финской войны, в которых приняли участие тяжелые танки КВ-1, наглядно продемонстрировали эффективность этого класса бронетехники. 76-миллиметровой пушки танков было достаточно для поражения любых бронированных целей. В то же время, это оружие не позволяло уничтожать множество видов фортификационных сооружений. Если деревоземляную точку можно было разбить при помощи снаряда калибра 76 миллиметров, то для пробития бетонных стен более серьезных сооружений этого оружия уже не хватало.

Военный Совет Северо-Западного фронта предложил усилить вооружение тяжелого танка. Вместо 76-мм пушки они хотели видеть гаубицу калибра 152 миллиметра. Опыт эксплуатации полевой артиллерии такого калибра показывал ее достаточную мощь для того, чтобы эффективно бороться с серьезными укреплениями противника. Военное руководство страны одобрило это предложение и в январе 1940 года конструкторское бюро (СКБ-2) Кировского завода (Ленинград) получило задание оснастить танк КВ-1 152-мм гаубицей. На выполнение важного задания дали всего несколько дней. Из-за этого конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина был вынужден перейти на казарменное положение. Рабочий день инженеров длился по 16-18 часов. Свободного времени хватало только на сон, да и то не всегда.

Первоначально в качестве вооружения для обновляемого танка рассматривалась 152-мм гаубица образца 1909/30 годов. Она имела подходящие для установки на танк габариты, но при этом ее характеристики были уже недостаточны. Затем взгляд конструкторов и военных пал на 152-мм гаубицу обр. 1938 года, также известную под названием М-10. Огневые характеристики этого орудия были гораздо лучше, чем у предыдущего. В то же время, казенная часть гаубицы и ее противооткатные устройства имели такие размеры, при которых требовалась новая башня. Собственно говоря, большая часть отведенного на создание танка времени ушла на создание новой башни. По сравнению с башней КВ-1 она имела большие габариты, хотя диаметр погона остался прежним. Благодаря этому не понадобились трудоемкие переделки бронекорпуса и ряда систем. Новая башня получила индекс МТ-1. Примечательно, что новый тяжелый танк с гаубицей большего калибра в документах обозначался как «танк с большой башней». Оригинальный КВ, в свою очередь, в этот период значился под названием «танк с малой башней».

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком

В ходе глубокой модернизации танка КВ была немного изменена ходовая часть. Трансмиссия, гусеничный движитель и ряд сопутствующих систем остался без изменений. При этом был установлен новый двигатель. Дизель В-2К после доработки имел большую мощность – 600 лошадиных сил – что, однако, не дало значительного повышения характеристик. Дело в том, что новая башня утяжелила машину и весь прирост в мощности был «съеден» разницей в весе. Бронекорпус танка с толщиной катаных плит от 75 мм (лоб и борт) до 30 (крыша) обеспечивал защиту от подавляющего большинства существовавших в то время противотанковых орудий. Бронеплиты толщиной в 75 миллиметров имели хороший уровень защиты, поэтому новая башня МТ-1 собиралась именно из них. Все четыре стенки башни изготовлялись толщиной в семь с половиной сантиметров, крыша – в три, а маска орудия достигала толщины в 110 миллиметров. Из-за новой башни и более серьезного орудия «танк с большой башней» был почти на десять тонн тяжелее исходного КВ и имел боевую массу в 52 тонны. При этом удельная мощность обеих бронемашин, ввиду разных двигателей, была примерно равной и равнялась 11-11,5 лошадиным силам на тонну веса.

Вооружение «танка с большой башней» имело в своем составе одно орудие и три пулемета. 152-мм гаубица М-10 в ее танковом варианте монтировалась на цапфах в крупногабаритной башне. Система ее креплений была сконструирована таким образом, что орудие было полностью уравновешенным. Однако конструкторам СКБ-2 не удалось уравновесить всю башню целиком. Из-за этого центр тяжести башни с орудием находился не на ее оси вращения. В боевых условиях это приводило к тому, что танкистам приходилось внимательно следить за креном своей машины – при перекосе больше определенного значения электромотор поворота башни не справлялся со своей работой. Наведение орудия по горизонтали производилось поворотом башни. Углы вертикальной наводки находились в пределах от -3° до +18°. Кроме того, при необходимости экипаж танка мог производить т.н. «ювелирную наводку». Для этого башня фиксировалась, а орудие перемещалось в пределе горизонтального сектора шириной в несколько градусов. Боекомплект гаубицы составлял 36 снарядов раздельного заряжания. Первоначально планировалось выдавать танкистам только осколочно-фугасные гаубичные гранаты ОФ-530. Однако на практике новый тяжелый танк мог использовать почти любые снаряды калибра 152 миллиметра. Уже в ходе Финской войны «танки с большой башней» успешно вели огонь бетонобойными снарядами. Крупные габариты казенника орудия, а также особенности его крепления потребовали сделать в заднем листе башни специальную дверь. Через нее на заводе устанавливалась гаубица. В частях дверь использовалась для ремонта орудия, загрузки боекомплекта и посадки экипажа.

Дополнительное вооружение танка состояло из трех пулеметов ДТ. Один из них был спарен с пушкой. Два других устанавливались в шаровых установках на лобовом листе корпуса и задней стенке башни. Общий боекомплект трех пулеметов включал в себя 3087 патронов (49 дисковых магазинов).

Обновленное вооружение глубоко модернизированного танка КВ-1 потребовало увеличить экипаж. Теперь он состоял из шести человек: командир танка, командир орудия (наводчик), его помощник (замковой), механик-водитель, помощник водителя и стрелок-радист. В обязанности командира орудия и помощника входили действия, ранее выполнявшиеся одним заряжающим.

10 февраля 1940 года первый опытный «танк с большой башней» начал пробные стрельбы. Проводились они прямо на территории Кировского завода, на траншейном стенде. Стрельбы были признаны удовлетворительными, да и ходовая часть не подвела. Единственная проблема с конструкцией касалась дульной крышки. Для предотвращения попадания пуль, осколков и другого крупного «мусора» в ствол была установлена специальная круглая деталь. Открытие дула производилось автоматически, за долю секунды перед вылетом снаряда. При первом же пробном выстреле крышка была сорвана с креплений и куда-то улетела. Стало понятно, что эта деталь танка – лишняя. На втором прототипе «танка с большой башней» дульная крышка не устанавливалась, а с первого были сняты остатки механизма закрытия.

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком

Заводские испытания нового танка продлились недолго. Уже 17 февраля оба прототипа отправились на фронт. В ходе войсковых испытаний была собрана необходимая для улучшений информация. В частности, была расширена номенклатура допустимых боеприпасов – именно укрепления линии Маннергейма стали теми объектами, благодаря которым «танк с большой башней» стал стрелять бетонобойными снарядами. Также военные высказали ряд предложений относительно компоновки новой башни. В соответствии с этими рекомендациями, во второй половине 1940 года инженеры СКБ-2 доработали ее форму. В первую очередь, переделке подверглись ее габариты. Обновленная башня танка имела меньшую высоту и обозначалась индексом МТ-2. Одновременно с этим изменили форму лобовой и бортовых плит. Для удобства сборки лоб башни стал прямоугольным, а не трапециевидным, как раньше. Также переработали маску орудия и ввели несколько менее крупных усовершенствований.

Доработанный танк с башней МТ-2 представлял собой то, что и хотели получить военные. Теперь вооружение бронемашины имело должную мощность и удобство эксплуатации. Что касается уровня защиты, то бронирование танков КВ с самого начала их боевой работы получало самые лестные отзывы. Так, после боев на лбу, бортах и башнях опытных «танков с большой башней» насчитывали десятки вмятин от вражеских снарядов. За несколько месяцев боевых испытаний ни один из них так и не смог пробить 75 миллиметров катаной гомогенной брони. В качестве примера мощи вооружения и уровня защиты новой машины можно привести слова танкиста Э. Ф. Глушака:

Препятствия на линии Маннергейма были сделаны основательные. Перед нами высились в три ряда громадные гранитные надолбы. И все же для того, чтобы проделать проход шириной 6—8 метров, нам понадобилось лишь пять выстрелов бетонобойными снарядами. Пока взламывали надолбы, противник нас непрерывно обстреливал. Дот мы быстро засекли, а затем двумя выстрелами полностью разрушили его. Когда вышли из боя, на броне насчитали 48 вмятин, но ни одной пробоины.

Совокупность защиты, вооружения и подвижности повлияли на решение Наркомата обороны. В начале 1941 года новый танк был принят на вооружение под обозначением КВ-2. Серийное производство было развернуто на ленинградском Кировском заводе. КВ-2 выпускался до октября 1941 года. В первые месяцы войны выпуск тяжелых танков постепенно снижался. Причиной этого были сразу несколько факторов: сложность и трудоемкость производства, тяжелое положение промышленности, необходимость эвакуации производств и т.д. Точное количество произведенных танков КВ-2 вызывает вопросы. Чаще всего приводится цифра в 330-340 машин. Однако ряд источников указывает тот факт, что пермский завод №172 успел произвести только сотню систем подвеса для гаубиц. Из этого делается вывод о соответствующем количестве собранных танков.

Несмотря на сравнительно небольшое количество изготовленных танков КВ-2, на фронтах Великой Отечественной войны они произвели настоящий фурор. Своими 152-мм снарядами тяжелые танки уверенно поражали всю имевшуюся на тот момент немецкую бронетехнику. Бронирования, в свою очередь, хватало для защиты от подавляющего большинства пушек. Более-менее нормально бороться с «Климами Ворошиловыми» второй модели могли только 88-мм зенитные пушки. Однако дуэль танка и зенитчиков не имела заранее понятного результата: за счет большего калибра танк мог уничтожить расчет орудия, не входя в зону гарантированного поражения. К тому же танкисты располагались за полноценными листами брони, а не за противопульным щитком пушки. В целом, КВ-1 и КВ-2 были грозной силой, которой стоило бояться. Однако некоторые нюансы применения, логистики и т.п. привели к печальным результатам.

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком

В качестве примеров неудач новых танков часто приводится 4-я танковая дивизия. За первые две недели Великой Отечественной войны это соединение потеряло 22 танка КВ-2. При этом только пять из них были подбиты противником. Остальные из-за отсутствия горючего или запчастей были брошены или уничтожены экипажем. Собственно говоря, основная масса потерь советских тяжелых танков пришлась именно на небоевые инциденты. Трудности со снабжением и постоянные отступления вынуждали танкистов не ремонтировать свои машины, а бросать или уничтожать их. Тем не менее, даже в таких тяжелых условиях советские танкисты доставляли противнику массу проблем. Ярким примером этого являются воспоминания одного из немецких офицеров, служивших в 1-й танковой дивизии:

Наши роты открыли огонь с 700 м. Мы подходили все ближе. Скоро мы были уже в 50-100 м друг от друга. Но мы не могли добиться успеха. Советские танки продолжали наступать, и наши бронебойные снаряды просто отскакивали от их брони. Танки выдерживали стрельбу прямой наводкой из 50-мм и 75-мм пушек. В KВ-2 попало более 70 снарядов, но не один не смог пробить его броню. Несколько танков были выведены из строя, когда нам удалось попасть в гусеницы, а затем расстрелять с небольшого расстояния из пушек. Затем их атаковали саперы с ранцевыми зарядами.

Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком. Вот что записал в своем дневнике командир 11-го танкового полка (6-я танковая дивизия 4-й танковой группы) 25 июня 1941 года:

«С утра 2-й батальон 11-го танкового полка совместно с группой фон Шекендорфа наступали вдоль дороги, обходя болото справа. Весь день части отражали постоянные атаки русской 2-й танковой дивизии. К сожалению, русские 52-тонные тяжелые танки показали, что они почти нечувствительны к огню наших 105-мм орудий.
Несколько попаданий наших 150-мм снарядов также оказались неэффективны. Тем не менее, в результате постоянных атак танков Pz Kpfw IV большая часть танков противника была выбита, что позволило нашим частям продвинуться вперед на три километра западнее Дубисы.
Группе «Раус» удалось удержать свой плацдарм, но в полдень, получив подкрепления, противник контратаковал на левом фланге в северо-восточном направлении на Расеняй и обратил в бегство войска и штаб 65-го танкового батальона. В это время русский тяжелый танк перерезал путь, связывавший нас с группой Раус, и связь с этой частью отсутствовала в течении всего дня и последующей ночи. Для борьбы с танком была направлена батарея 88-мм зенитных орудий. Атака оказалась такой же неудачной, как и предыдущий бой с батареей 105-мм гаубиц. Ко всему прочему, попытка нашей разведгруппы подобраться к танку и сжечь его зажигательными бутылками провалилась. Группе не удалось подобраться на достаточно близкое расстояние из-за сильного пулеметного огня, что вел танк».

Уцелевшие во время отступления Красной Армии танки КВ-2 воевали в течение нескольких лет. Начиная с 1943 года, часть тяжелых танков переделывалась в ремонтно-эвакуационные машины. Дело в том, что их ходовые качества к тому времени уже не в полной мере устраивали военных, а двигатель хорошей мощности был способен обеспечить эвакуацию подбитой бронетехники. Несколько КВ-2 были захвачены Вермахтом и использовались в своих целях. В германской армии советские танки получили обозначение PzKpfw KV-II 754(r). Последний из этих трофеев был уничтожен в 45-м, во время штурма Кенигсберга.

Основной период жизни и боевой работы танков КВ-2 пришелся на самые тяжелые времена Великой Отечественной войны. Из-за этого танки несли большие потери, в первую очередь, небоевые. Это стало одной из главных причин того, что из трех с лишним сотен собранных танков до нашего времени дожил только один. Сейчас он является экспонатом Центрального музея Вооруженных сил. Интересно, что в музее ВВС Северного флота (Сафоново, Мурманская область) имеется еще один танк, похожий на КВ-2. Слово «похожий» применено здесь по той причине, что танк из Сафонова был изготовлен для съемок художественного фильма «Танк Клим Ворошилов-2» и базой для него стала другая тяжелая бронемашина – ИС-2.

Источник


Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовал Игорь Сипкин , 13.09.2017 в 04:00

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Алексей Т.
Алексей Т. 13 сентября, в 08:05 Для немцев встреча с КВ-2 стала настоящим шоком.
-------------------------
Ну да. Поэтому они и уничтожили все три КВ из состава 11 МК Мостовенко уже в первые часы войны, в бою у Гродно. Не иначе как с перепугу.

Очередная басня про вундервафлю и меч-кладенец. Не зачет.
Текст скрыт развернуть
-1
M T
M T 13 сентября, в 12:12 КВ-2 пострадал не от того, что был плох!
Он и не создавался, как ОБТ ( по нынешней терминологии).
Его задача - сокрушать ДОТы в процессе "освободительного похода", где-то на пути в Кенигсбергу.
А война началась в "нежданном" варианте "великой отечественной" без Плана Обороны и при расстрельном приказе Жукова "на провокации не поддаваться, огня не открывать".
Что и предопределило катастрофу 41-го г., которую потребовалось прикрыть ложью про "неготовность к войне" и "плохие (советские) танки".
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 2
Комментарии Facebook