Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

«История пишется, чтобы установить строгую истину» Плиний Младший.

Читать

новые читатели

189 пользователям нравится сайт istoriavsem.mirtesen.ru

О сайте

Последние комментарии

игорь торк
Отари Хидирбегишвили
Довольно интересно !
Отари Хидирбегишвили Кто строил Петербург такими темпами? История появления в картах
Alexandr Shishkan
Алексей Т.
Шизофрения...
Алексей Т. Кто строил Петербург такими темпами? История появления в картах
Валерий Кривошеев
iva ignatov
M T
Сейчас мы на стадии насаждения нафталинного "православия" новым - старым! - "опиумом для народа" и …
M T Уроки Родезии
M T
Отчасти, да!
В этой связи, уместен вопрос: А в чем же, хваленое "величие русского народа", который …
M T Уроки Родезии
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
ну, в России, скорее та же ситуация была- нерусские уничтожали русских....
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ Уроки Родезии

Поиск по блогу

Русско-японская война как репетиция "Великой войны"

развернуть

Русско-японская война как репетиция "Великой войны"Столетняя годовщина Октябрьской революции была отмечена десятками выступлений политиков и журналистов, а также киношедеврами, в которых доказывалось, что в ходе предполагаемого весеннего наступления 1917 года русская армия наголову разгромит немцев и русские войска победно войдут в Берлин. Именно так описывали российские СМИ наступление русской армии и в августе 1914 года – «К осени будем в Берлине».


РУССКИЕ БОГАТЫРИ И ИХ ЦАРИ

Русские солдаты дрались геройски всегда, и при Бородино, и при Аустерлице. Но, увы, результаты битвы определяют не солдаты. Еще Наполеон говорил: «Стадо баранов, предводительствуемое львом, всегда сильнее стада львов, предводительствуемого бараном».

Никто не оспаривал поговорку «Короля делает свита». Вспомним «когорту Бонапарта», «птенцов гнезда Петрова», «Екатерининских орлов». Ну а кого прикажете считать «орлами Николая II» – Куропаткина, Сухомлинова, Самсонова, Стесселя и других?

Но «Екатерининские орлы» умели не только побеждать внешнего врага. Если бы матушка-императрица, забросив государственные дела, ушла в семейную жизнь, занятия спортом и т.д., шансов на продолжение царствования у нее бы не осталось. На то они и «орлы»! Забили барабаны – и на престоле оказался бы новый государь.

После декабря 1825 года император Николай I кардинально изменил менталитет офицеров в армии и особенно в гвардии. Офицеры и генералы были предельно ограничены в суждениях о политике, тактике и стратегии, и предпочитали действовать по шаблону, дабы не огорчать начальство.

К 1904 году система управления Российской империей уже шла вразнос. В итоге весьма трудно найти виновных в позорнейших поражениях 1904–1905 годов.

Царь удалился с семьей в свои резиденции, а в Петербурге бывал эпизодически по праздникам по несколько часов и никогда не ночевал в столице. У Николая II не было никакого аппарата (секретариата), который бы обрабатывал, уточнял, проверял отчеты министров или иных чиновников.

Вот как происходило типовое мероприятие такого рода. Министр принимался царем тет-а-тет, без посторонних. Министр докладывал только стоя, царь молчал, изредка делал малозначительные замечания, но в спор никогда не вступал. Аудиенция происходила считаные минуты, лишь изредка затягивалась, многословных бесед не было никогда. Ни разу за 23 года царствования Николай II не написал даже пары страниц с анализом какого-либо отчета – редкие пометки крайне лаконичны.

О качестве же отчетов царю автор знает не по мемуарам. Я сам в течение многих лет просматривал все без исключения отчеты по Военному ведомству времен Александра II, Александра III и Николая II. Понять реальное состояние вооруженных сил из них невозможно. Там сплошная туфта. Ясно лишь было, что все хорошо.

К примеру, говорилось в отчете за 1902 год, что в сухопутных крепостях имеется около 11 тыс. орудий. Ну, вроде бы неплохо. Но вот я беру поданные военному министру для составления «Всеподданнейшего отчета» отчеты военных округов, полигонов, Главного артиллерийского управления и т.п. Там точнейшая информация и в очень сжатом виде, где, сколько и в каком виде солдат, лошадей, пушек, пулеметов, патронов, снарядов и т.п. И выходило, что к 1909 году из 11 тыс. крепостных орудий крупного и среднего калибров около 30% – образца 1877 года, 45% – образца 1867 года, 25% – гладкоствольные системы времен Николая I – и ни одного современного орудия. То же самое и по морскому ведомству. Трудно представить иную картину в отчетах других министров.

Так что винить императора за принятие неверных решений сложно, поскольку он не имел должной полноты информации.

Нельзя винить и правительство, поскольку его фактически не было. Формально в империи существовал Комитет министров, но это была пустая говорильня. Ни председатель Комитета министров, ни все министры вместе не могли повлиять на своего коллегу министра. Каждый министр имел право непосредственного доклада царю и отчитывался только перед ним.

Соответственно министр иностранных дел, морской и военный министры были несвободны в своих поступках. Они были запуганы Николаем II, который благожелательно их выслушивал, а при возвращении в министерство они обнаруживали рескрипт об отставке. Да и в самих министерствах министры не являлись полными хозяевами. Так что если бы за катастрофу 1904–1905 годов судили российских министров, то они бы при благоприятном составе суда присяжных вполне могли рассчитывать на оправдательный приговор.

У КАЖДОГО СВОЯ АРМИЯ

К 1904 году вооруженными силами Российской империи руководила дюжина людей, не подчиненных друг другу. А существовавшие законы и уставы не предусматривали разграничения их полномочий.

Так, великие князья руководили: флотом – Алексей Александрович, артиллерией – Михаил Николаевич и Сергей Михайлович, инженерными войсками – Петр Николаевич, кавалерией – Николай Николаевич, гвардией – Владимир Александрович и т.д.

Русско-японская война как репетиция "Великой войны"Кроме того, из простых смертных были морской министр и военный министр. Оба министра не могли командовать ни одним великим князем, но никому из них не были подчинены.

Любопытный пример. В ноябре 2017 года на открытии памятника Александру III в Ялте говорилось, что в царствование императора-«миротворца» в России появились подводные лодки. Святая правда! На вооружение армии было принято 50 подводных лодок системы Джевецкого. Опечатка? Никак нет. На вооружении армии в подчинении военного министра у нас до августа 1914 года состояли не только подводные лодки, но и другие суда: минные заградители, транспорты, канонерские лодки, бронекатера и т.д.

Береговые крепости подчинялись военному министру, и на их вооружении имелись не только береговые орудия и торпедные аппараты, но и корабли всех этих типов. Другой вопрос, что от подводных лодок военного ведомства проку не было и быть не могло. А вот суда остальных классов неплохо проявили себя в Гражданскую и даже в Великую Отечественную войну.

Своя армия была и у министра… финансов. Речь идет о корпусах пограничной стражи, непосредственно подчиненных министру финансов и никак не подчиненных военному министру. У Сергея Витте был и свой флот, включая «крейсера пограничной стражи». К концу 1904 года у него только в Маньчжурии под ружьем была целая армия – 495 генералов и офицеров, около 25 тыс. нижних чинов и 9466 лошадей. Согласитесь, этого хватило бы для небольшого европейского государства. В 1901 году Витте поругался с военным министром и для своей «армии» вместо новых 3-дюймовых пушек образца 1900 года Путиловского завода заказал через Аргентину 75-мм пушки Круппа.

РАЗГРОМ РУССКОЙ АРТИЛЛЕРИИ

Впрочем, все это мелочи по сравнению с состоянием русской артиллерии. В ноябре 2013 года у здания Артиллерийского музея в 20 метрах от монумента на месте казни декабристов был установлен памятник великому князю Михаилу Николаевичу, руководившему нашей армией с 1852 по 1909 год. Однако за малолетством Михаила с 1852 по 1862 год артиллерией руководил барон Николай Карф. А 6 декабря 1862 года Михаил Николаевич назначается наместником Кавказским и командующим Кавказской армией.

Как можно управлять русской артиллерией из Тифлиса без телеграфа и железной дороги, я не представляю. Не понимал этого и Александр II, который не мудрствуя лукаво подыскал брату «товарища» – генерал-лейтенанта Александра Баранцова. В 1862 году тот занял пост начальника Главного артиллерийского управления (ГАУ) и товарища генерал-фельдцейхмейстера. С 1863 года, после отъезда Михаила Николаевича на Кавказ, на Баранцова было возложено непосредственное управление всей русской артиллерией.

Несмотря на то что главный начальник артиллерии был по ту сторону Кавказского хребта, а может, и благодаря этому, в русской армии в 1864–1877 годах произошла настоящая революция. Если к началу Крымской войны русская артиллерия по своему техническому уровню серьезно отставала от ведущих стран Западной Европы, то к 1867 году русские орудия вместе с прусскими были лучшими в мире. Причем речь идет не об опытных образцах. В 1865–1867 годах нарезные казнозарядные орудия массово поступали в русскую полевую, крепостную и корабельную артиллерию.

Принципиально новые русские орудия мало отличались от современных. В орудиях образца 1867 года роль нынешних медных поясков на снарядах выполняли свинцовые пояски, их иногда именовали оболочками. А в 1877 году на вооружение русской армии поступили и современные снаряды с медными поясками. Не буду вдаваться в детали. Скажу лишь, что снарядами 6-дюймовой (152-мм) пушки образца 1877 года можно стрелять из 152-мм гаубицы «Мста», разумеется, подобрав соответствующий заряд. Кстати, в ходе Великой Отечественной войны 152-мм (6-дюймовые) и 107-мм (42-линейные) пушки образца 1877 года стреляли снарядами образца 1928 года.

Александр III сразу после вступления на престол снял своего дядю с наместничества на Кавказе и отправил управлять Государственным советом. Замечу, что туда обычно отправляли престарелых сановников и генералов.

В конце XIX и начале ХХ века генерал-фельдцейхмейстер Михаил большей частью проживал во Франции. По сему поводу генерал Александр Мосолов (начальник канцелярии Министерства императорского двора) писал: «Он… предпочитал свою виллу «Венден» в Каннах дворцам, которыми он владел в Санкт-Петербурге». А с 1903 года Михаил практически безвыездно жил в Каннах, где и умер 5 декабря 1909 года. Тем не менее, даже находясь во Франции, великий князь сумел нанести огромный вред отечественной артиллерии.

Еще на Кавказе он стал готовить себе преемника на должность генерал-фельдцейхмейстера в лице своего сына Сергея. А в 1904 году Сергей стал официальным заместителем генерал-фельдцейхмейстера (с 1904 года – инспектором всей артиллерии, а с 1905-го – генерал-инспектором).

Великий князь Сергей Михайлович и его метресса Матильда Кшесинская совместно с руководством фирмы Шнейдера и правлением Путиловского завода организовали преступный синдикат. Заметим, что Путиловский завод, где преобладал французский капитал, был единственным в России частным артиллерийским заводом. Формально в России продолжали проводиться конкурсные испытания опытных образцов артиллерийских систем, на которые по-прежнему приглашались фирмы Круппа, Эрхардта, Виккерса, Шкоды и др., а также русские казенные заводы Обуховский и Санкт-Петербургский орудийный.

Но в подавляющем большинстве случаев победителем конкурса оказывалась фирма «Шнейдер». Автор лично изучал в архивах Военного исторического музея отчеты о конкурсных испытаниях орудий. В угоду великому князю Сергею Михайловичу комиссия часто шла на подлог. К примеру, вес орудий Шнейдера подсчитывался без башмачных поясов и ряда других необходимых элементов, а орудий Круппа – в полном комплекте. В отчете писалось, что орудие Шнейдера легче и подлежит принятию на вооружение, но фактически в боевом и походном положении оно было тяжелее своего крупповского аналога.

Но это еще полбеды. Крупп очень быстро выполнял все русские заказы и активно налаживал производство на русских казенных заводах, фирма же Шнейдера просрочивала заказы годами. Фирма Шнейдера фактически вмешивалась во внутренние дела России, оговаривая в контрактах, что производство орудий Шнейдера у нас на столько-то лет разрешается лишь Путиловскому заводу. А великий князь Сергей спокойно подмахивал все требования французов.

В итоге Путиловский завод с 1905 по 1914 год набрал огромное количество заказов и с успехом их завалил, получив громадные деньги. С началом Первой мировой войны управление заводом волей-неволей пришлось взять государству.

НАВЯЗАННАЯ ДОКТРИНА

Однако на этом бедствия русской артиллерии отнюдь не закончились. Французское правительство навязало российской артиллерии свою доктрину. Согласно ей, будущая война должна быть маневренной и скоротечной. Для победы в такой войне достаточно иметь в артиллерии один калибр, один тип пушки и один тип снаряда. Конкретно это означало, что армия должна была иметь 76-мм дивизионные пушки, которые могли стрелять только одним снарядом – шрапнелью. Действительно, к концу XIX века во Франции и других странах были созданы эффективные образцы шрапнелей.

Французская доктрина одного калибра, одной пушки и одного снаряда была бы очень хороша в эпоху Наполеоновских войн при стрельбе по сомкнутым колоннам пехоты и кавалерийским лавам. Стоить отметить, что сами французы, интенсивно развивая дивизионную артиллерию, не следовали теории трех единств. Они не забывали и о тяжелой артиллерии, огромные средства шли на перестройку крепостей.

Шрапнельным огнем одна 8-орудийная русская батарея могла в считаные минуты полностью уничтожить пехотный батальон или даже полк кавалерии. Именно за это в 1914 году немцы прозвали трехдюймовку «косою смерти». Но насколько эффективно шрапнель била по открытым живым целям, настолько же слабой она была при поражении целей, сколько-нибудь укрытых.

Мало кто знает, что к 1 января 1904 года русские пехотные и кавалерийские дивизии имели на вооружении исключительно винтовки, шашки и револьверы – и ни одной пушки или пулемета. Все современные полевые пушки – а это были исключительно трехдюймовки образца 1900 года – находились в составе пеших или конных артиллерийских бригад. В конных артиллерийских бригадах было меньше патронов в передке, и вся прислуга ездила верхом. В мирное время все артиллерийские бригады существовали сами по себе, а в военное придавались (!) соответствующим пехотным или кавалерийским дивизиям. Никакой не то что батальонной, но и полковой артиллерии в русской армии не было вообще. Правда, в 1916 году в полки стали нелегально (потому что полковой артиллерии не существовало) проникать короткие 3-дюймовые пушки образца 1915 года.

БОРЬБА ЗА ПУЛЕМЕТЫ

В 1887 году американский изобретатель Хайрем Максим доставил в Петербург три пулемета калибра 11,43 мм на треножных станках. В 1887 году прошли испытания пулемета Максима, переделанного под 10,67-мм (4,2-линейный) патрон винтовки Бердана с дымным порохом. 8 марта 1888 года из 10,67-мм «максима» лично пострелял Александр III. В том же году Максим доставил в Россию и 37-м автоматическую пушку. Ее испытали на крейсере «Герцог Эдинбургский» и броненосце «Николай I».

Русские генералы и адмиралы дружно ополчились против пулеметов и автоматических пушек Максима – зачем нужна такая скорострельность?

16 апреля 1891 года на вооружение была принята магазинная 3-линейная винтовка системы Мосина с патроном на бездымном порохе, а в 1891–1892 годах у Максима приобрели первые пять пулеметов под 3-линейный винтовочный патрон. Но генералы в 1895 году решили отправить 3-линейные пулеметы в крепости, где особой нужды в них не было. Там в избытке имелись различные типы картечниц, противоштурмовые пушки и т.д. И лишь в 1898 году было решено отправить пулеметы в полевые войска, но не в роты и даже не в дивизии, а в артиллерийские бригады.

К марту 1904 года в Маньчжурии в полевых войсках имелось лишь восемь пулеметов. Пулемет Максима был поставлен на высокий лафет пушечного типа. Самое забавное, что на ходу, несмотря на огромные колеса, лафет был слаб и в запряжке мог передвигаться только шагом, в отличие от артиллерийских орудий той же бригады. Догадаться поставить пулеметы на тачанки? У господ офицеров не тот менталитет. Это в 1918 году махновцы и независимо от них луганский слесарь создали знаменитую «боевую колесницу».

Первый пулемет отечественного производства был собран в Туле 5 декабря 1904 года, а серийное производство началось весной 1905 года. Но, увы, до окончания боевых действий тульские пулеметы в Маньчжурию не попали.

Русско-японская война уникальна тем, что японцы вели ее по шаблону, практически копируя китайскую войну 1894–1895 годов. Они высадились в Корее, Чемульпо и Пусане, разбили китайский флот в Желтом море, осадили и взяли Порт-Артур. Я сам в военно-историческом архиве видел докладную записку адмирала Макарова, в которой тот в мельчайших деталях предсказал ход будущей войны. Мало того, за два года до Русско-японской войны капитан 1 ранга великий князь Александр Михайлович на военной игре, играя за японцев, вдребезги разгромил русскую армию и флот.

Реакция Николая II последовала незамедлительно. Александр Михайлович был назначен «главноуправляющим» торговым мореплаванием и портами. Специально для этого из Министерства финансов было выделено оное управление. Поскольку основной доход управлению приносили порты, в петербургских салонах хорошо котировался каламбур: «Александр Михайлович снял с Витте порты».

Первым шагом к конфронтации с Японией стало занятие русскими в 1898 году Порт-Артура и части Маньчжурии, ранее принадлежавших Китаю. Правильным ли был такой шаг царя (повторяю, царь здесь просто метка, поскольку виноватых не сыщешь) – вопрос достаточно спорный.

Лично я считаю, что все было сделано правильно. В 1898 году в России всерьез не воспринимали Японию и опасались, что англичане займут Порт-Артур и Маньчжурию, создадут колонию типа Индии с большой туземной армией, которая станет угрожать русскому Дальнему Востоку. Кроме того, российскому флоту нужен был незамерзающий порт на Тихом океане.

Решившись на экспансию в Маньчжурии, царь должен был осознать, что идет на конфликт не только с Японией, но и с Англией. Чтобы защитить Порт-Артур и Маньчжурию, следовало отказаться от двух абсолютно бесполезных авантюр: планов захвата черноморских проливов и строительства порта и крепости в Либаве (Либавская крепость – топ-секрет Николая II, «НВО» от 10.03.17).

На строительство в Либаве было затрачено в три раза больше средств, чем на модернизацию китайской крепости Порт-Артур. Форты Либавы должны были обеспечивать защиту от 11-дюймовых (280-мм) снарядов, а новые форты Порт-Артура – только от 6-дюймовых (152-мм) снарядов. Огневая мощь артиллерии Либавской крепости в 1,5 раза была больше Порт-Артура. Для десанта в Босфор был создан сверхсекретный особый запас. К 1898 году в его составе имелось 116 пушек и мортир, 24 пулемета Максима, сотни тонн боеприпасов, свыше полутора тысяч морских мин, десятки километров железнодорожного полотна и т.д. Причем весь особый запас размещался в Одессе и Севастополе недалеко от причалов и мог быть погружен на корабли за два-три дня.

Если бы средства и вооружение Либавы и особого запаса были доставлены в Порт-Артур, то не только сама крепость Порт-Артура стала бы неприступной, но и можно было построить столь же неприступный укрепрайон на всем Квантунском полуострове. Увы, наши генералы не пожелали защищать ни порт Дальний, ни весь Квантунский полуостров. В итоге Порт-Артур был занят японцами, тогда как законченная постройкой Либавская крепость в 1907–1910 годах – разоружена и брошена, а особый запас частично сгнил, частично разворован.

КАТАСТРОФА

30 июля 1903 года Николай II решил создать наместничество на Дальнем Востоке и назначил наместником Евгения Алексеева. Витте, министр иностранных дел Ламздорф и остальные министры узнали об учреждении наместничества и назначении Алексеева исключительно из газет.

Согласно «Высочайшему указу» от 30 июля 1903 года, в состав наместничеств вошли русский Дальний Восток и Квантунская область, то есть по куску Российской и Китайской империй. Наместнику вверялось командование морскими силами в Тихом океане и всеми расположенными во вверенном ему крае войсками, руководство дипломатическими сношениями по делам Дальневосточных областей с соседними государствами, высшая власть по всем частям гражданского управления в крае, верховное попечение о порядке и безопасности в местностях, состоявших в пользовании КВЖД, и ближайшая забота о пользе и нуждах русского населения в сопредельных с наместничеством зарубежных владениях.

На тот момент ситуация с артиллерией в Порт-Артуре была более чем катастрофической. По табелю положено было иметь десять 10-дюймовых орудий, а фактически имелось пять. Мало того, угол возвышения самых мощных артиллерийских орудий – 254/45-мм пушек – не превышал 15 градусов, из-за чего максимальная дальность стрельбы составляла 12 верст. После 1905 года угол возвышения этих пушек был доведен до 20 градусов, что обеспечивало дальность стрельбы в 17 верст; а затем – до 30 градусов, тогда дальность стрельбы достигла 20,5 км.

Но наиболее ужасным положение было со снарядами. В Порт-Артуре для пяти 254-мм пушек имелось всего 295 стальных бронебойных снарядов и 495 снарядов из обыкновенного чугуна (далее я такие снаряды буду называть просто чугунными). Фугасных же стальных снарядов не было вообще.

Стальные бронебойные снаряды по тем временам имели удовлетворительную бронепробиваемость, но снаряд весом 225 кг содержал лишь 2 кг дымного пороха, то есть его действие было ничтожным, меньше, чем у 76-мм мелинитовой гранаты. Чугунные 254-мм снаряды имели тот же вес (225 кг), но содержали 9,6 кг дымного пороха. Их действие было слабее, чем у 120-мм японского гаубичного снаряда, начиненного шимозой. Хуже всего было то, что чугунный снаряд не выдерживал стрельбы при полном заряде, а разваливался в канале ствола или в лучшем случае сразу после вылета у дула орудия. Поэтому чугунным снарядом стреляли только с половинным зарядом.

Для 9-дюймовых пушек снарядов имелось: 768 бронебойных, 2232 чугунных и 180 сегментных. Для 6-дюймовых пушек Кане в 45 калибров: 1700 стальных бронебойных, 1931 чугунных и 2000 сегментных. Для 6-дюймовых пушек в 190 пудов: 360 бронебойных, 1000 чугунных, 1000 шрапнельных. Для 11-дюймовых мортир: 2000 чугунных бомб, было выслано 500 фугасных пироксилиновых снарядов, но они не дошли до Порт-Артура. Для 9-дюймовых мортир имелось 830 фугасных пироксилиновых и 7300 чугунных снарядов. Для батарейных пушек имелось 1290 чугунных гранат, начиненных черным порохом, 960 шрапнелей и 180 картечей.

Таким образом, из всех береговых орудий только 9-дюймовые мортиры имели эффективные фугасные снаряды – 830 пироксилиновых бомб, то есть менее чем по 26 снарядов на ствол. Замечу, что снаряды, начиненные пироксилином и другими сильнодействующими взрывчатыми веществами, были приняты на вооружение русской армии и флота еще в конце 80-х годов XIX века.

Такое безобразие со снарядами происходило из-за безудержного воровства русских адмиралов и старших офицеров. Пушки, особенно больших калибров, были наперечет, и украсть ассигнованные на них деньги проблемно. Со снарядами же все гораздо проще. К примеру, наличие огромных запасов бесполезных чугунных снарядов объясняется тем, что чугунный снаряд в несколько раз дешевле стального фугасного.

Так называемые сегментные снаряды предназначались исключительно для стрельбы по малым миноносцам на небольших дистанциях (из 254-мм пушек – до 5760 м). Дальность определялась малым временем срабатывания 16-секундной дистанционной трубки.

Интересно, что наши генералы в Главном артиллерийском управлении почему-то обожали стрелять шрапнелью из тяжелых осадных и береговых орудий калибра 152–203 мм. Какой смысл стрелять шрапнелью из 6-дюймовой пушки в 190 пудов, делая один выстрел за полторы-три минуты, когда 76-мм пушка образца 1900 года может в минуту выпустить до 10 и более шрапнелей? Единственный эффективный снаряд для орудий калибра 152 мм и выше – это фугасный, начиненный веществом типа тротила.

Зеленый свет для нападения на Россию Японии открыл англо-японский договор 1902 года. Англия с 1898 года начала подготовку к нападению на Германию. Для войны с ней Лондон помимо Франции решил привлечь и Россию. Для этого был разработан коварный многоходовой план – помочь Японии разгромить Россию на Дальнем Востоке, с тем чтобы интересы царя были перенаправлены на Европу. Затем Лондон планировал «бросить кость» России. Это было сделано в 1907 году в виде раздела русско-английских сфер влияния в Персии. Так Лондону удалось втянуть Россию в антигерманскую коалицию.
Автор: Александр Широкорад
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2017-12-01/14_975_japan.html

Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовал Игорь Сипкин , 05.12.2017 в 05:02

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook